Историки ТюмГУ изучили, как менялась судебная система в Сибири

Судебная реформа 1864 года создала в российской юстиции мировые и общие суды, представшие отдельными системами из двух инстанций каждая: первую систему составляли единоличные мировые судьи и их съезды, действовавшие чаще всего в границах уездов, вторую — окружные суды, обычно по одному в губернии, и объединявшие их на своей территории судебные палаты. Историки ТюмГУ изучили, как менялась сибирская судебная система во второй половине XIX – начале XX веков.
Историки ТюмГУ изучили, как менялась судебная система в Сибири
Историки ТюмГУ изучили, как менялась судебная система в Сибири

Окружные суды, рассматривавшие наибольшее количество важных уголовных и гражданских дел, имели громадное значение в судоустройстве и судопроизводстве, а города от обладания ими существенно выигрывали из-за максимальной пространственной доступности правосудия для горожан и городских организаций.

Уставы Александра II вводились в Сибири на основе закона от 13 мая 1896 г. с рядом особенностей. В частности, не предусматривались съезды мировых судей, а их обязанности возлагались на окружные суды, чья роль, соответственно, заметно возрастала.

В ходе реформирования они размещались исключительно в административных центрах сибирских губерний и областей – Тобольске, Томске, Красноярске, Иркутске, Чите, Благовещенске, Якутске и Владивостоке, что само по себе не для всех районов края было подходящим решением, поскольку фокус юстиции только на этих городах иногда противоречил требованиям географической близости правосудия к остальному населению провинций.

Особенно бросался в глаза подобный недостаток в Тобольской и Томской губерниях, где административные центры располагались в крайних северных секторах зоны компактного расселения сибиряков, и закономерно ставились вопросы либо о переносе единственного окружного суда в иное, более благоприятное с пространственной точки зрения место, либо об открытии дополнительных окружных судов в других городах, которые сами охотно включались в гонку за обладание ими.

В конце имперской эпохи в этом направлении активизировался и Новониколаевск Томской губернии.

Однако рассчитывать на быструю и положительную для города реакцию имперского министерства было преждевременно. Предыдущий опыт судебных преобразований в крае красноречиво свидетельствовал о крайнем нежелании казны тратиться на совершенствование сибирской системы правосудия, а истощение государственного бюджета военного времени не способствовало проявлению правительством финансовой щедрости.

Статья «Новониколаевск в борьбе за право на окружной суд во втором десятилетии ХХ в.» историков СоцГум ТюмГУ Евгения Крестьянникова и Диляры Шайхутдиновой вышла в «Вестнике Томского государственного университета. История».

Борьба за Николаевск продолжилась, когда 3 октября 1918 г. в Совет министров ВСП поступила «Объяснительная записка к проекту закона об учреждении окружного суда в г. Новониколаевск Томской губернии»,

Летом 1918 г., после ликвидации советской власти, кардинально обновилась обстановка с точки зрения перспектив создания НОС. Шансы на успех явно подросли из-за осуществленного в июне 1917 г. административно-территориального преобразования, в результате которого были созданы Алтайская губерния с центром в Барнауле и Новониколаевский уезд в Томской губернии, оставшейся теперь с единственным окружным судом.

В целом курс Министерства юстиции антибольшевистских правительств Сибири отвечал потребностям совершенствования правосудия, а когда ведомство в октябре 1919 г. подводило промежуточный итог собственной деятельности, то отчитывалось среди прочих важнейших достижений введением НОС (Николаевский областной совет).

Демократические импульсы подталкивали привлечь на сторону инициативы как можно больше общественных сил, и местные правоведы призвали к содействию прежде всего городскую думу и земское самоуправление, введенное в крае уже после падения царизма.

После свержения большевиков корпорация новониколаевских юристов ощущала себя весьма уверенно и даже пыталась склонять новую власть к принятию тех или иных решений. Так, в июне 1918 г. общее собрание чиновников судебного ведомства и адвокатуры города постановило «потребовать от Сибирского Временного правительства увольнения всех чинов судебного ведомства, подавших прошения о предоставлении им должностей и вообще находившихся на службе в организованных советской властью судах».

Таким образом, в условиях антибольшевистских режимов на удовлетворение ходатайства по открытию судебного органа ушло около полугода, что для подобного рода преобразований по меркам Российской империи было необыкновенной скоростью, являвшейся вместе с тем следствием проделанной подготовительной работы в царский период.

НОС появился в крайне неудачный момент для планомерного судебного строительства. Катастрофически не хватало материальных ресурсов, и характерно, что 31 декабря 1918 г., накануне открытия судебной инстанции, Карнеев-Гребаров обращался в городскую управу с просьбой одолжить всего на один день торжества «звонок и зеленое или красное сукно для столов», а на самом праздновании говорил: «Ввиду спешности формирования окружной суд не имеет надлежащего помещения, состав суда не имеет квартир, нет даже канцелярских принадлежностей».

Историки делают вывод, что эволюция вопроса о получении городом окружного суда пришлась на переломную эпоху и определялась разными ситуациями, характеризующими сущность двух политических режимов.

При самодержавии подобные проблемы вообще рассматривались чрезвычайно медленно, поскольку природе авторитарной власти не была свойственна отзывчивость на общественные запросы, и наоборот, антибольшевистские силы Сибири времен Гражданской войны, позиционировавшие себя демократическими (за периодом их правления в историографии закрепилось наименование «демократической контрреволюции»), и искавшие поддержку социума проявляли склонность к удовлетворению такого рода потребностей.

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ и сайт Naked Science

 

 

Рубрики:
Меню