На стремнине жизни

На стремнине жизни

18 Октября 2018 1109

Этот заголовок был популярен в газетах и журналах в комсомольские годы Геннадия Чеботарева. Он актуален и для характеристики сегодняшней жизни доктора юридических наук, профессора ТюмГУ, заведующего кафедрой конституционного и муниципального права, руководителя Тюменской областной общественной палаты, заслуженного юриста РФ, кавалера многих государственных и общественных наград и пр., и пр. Геннадия Николаевича Чеботарева. А еще 19 октября Геннадий Николаевич принимает поздравления с 70-летием.

Чеботарев DSC_2405.jpg

– Геннадий Николаевич, совсем недавно отмечали знаменательную дату Вашего коллеги, в некотором роде учителя – Геннадия Филипповича Куцева. Сравнивая ваши биографии, можно увидеть некоторые аналогии, в частности, вы оба с должности первого секретаря обкома комсомола, являвшейся хорошей стартовой площадкой для партийно-советско-хозяйственной карьеры, ушли в рядовые преподаватели вуза. Почему?

– С должности первого секретаря Тюменского обкома комсомола коллеги- комсомольцы и старшие товарищи-партийцы проводили меня в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС. Я уже тогда и самостоятельно сделал выбор не на партийно-советскую работу, ведь аспирантура – это фактически подготовка к научной деятельности.

Через некоторое время после аспирантуры ректор ТюмГУ Геннадий Филиппович Куцев принял меня на работу старшим преподавателем кафедры истории СССР – тогда только началось формирование отделения правоведения на историческом факультете. Почти сразу предложил и возглавить эту работу, что, по существу, стало подготовкой к созданию юридического факультета. В 1987 году мы его сформировали, меня избрали, как тогда говорили, на демократической основе, путем альтернативных выборов первым деканом юрфака.

А Геннадий Филиппович, действительно, в некотором роде был моим учителем. Подсказывал, требовал, помогал, и я с искренне благодарен ему за мое становление в университете. Как-то мои сетования по поводу недостатка опыта в преподавательской работе, определенных сложностей в написании диссертации он прокомментировал будничным: «Ничего, освоишься…» и так же мимоходом заметил: «Еще и ректором станешь». Напророчил?..

– В ТюмГУ Вы прошли все ступени карьерной лестницы. Когда, на какой должности было труднее, комфортнее (если это определение уместно), как это проявлялось, преодолевалось (в части трудностей)?

– Не могу сказать, труднее или комфортнее. Мне было интересно на всех должностях. Будучи старшим преподавателем, читал «с пылу, с жару» только что разработанные лекции, потому что преподавателей еще было недостаточно. Таким образом подготовил курс по теории государства и права, а следом – декан исторического факультета профессор В.А. Данилов приглашает и сообщает, что некому читать историю государства и права. Разрабатываю и читаю и этот курс. Со временем появилась дисциплина «Советское строительство», а у меня на эту тему диссертация – «Повышение политической активности граждан в деятельности местных советов народных депутатов». По мнению декана, в таком случае сам Бог велел читать этот курс мне. Период был трудным в том плане, что надо было собраться, мобилизоваться, прочитать очень много литературы, новых статей, разработать эти лекции.

Когда создавался юридический факультет, появлялись новые люди, с ними надо было наладить контакты, включить их в нашу жизнь. А специалисты были из Иркутска, Свердловска, Ровно, Москвы… Костяк того коллектива до сих пор сохранился.

На должности ректора – другие нюансы. Как-то Валерий Николаевич Фальков свой отказ от заманчивого отдыха объяснил просто и доходчиво: «себе не принадлежу». Так и у меня было. Когда избрали ректором, вроде и удовлетворение – победил, опять же, на альтернативных выборах, доверие коллектива… А с другой стороны – осознание, что ждут действительно очень большие проблемы… На период моей работы ректором выпал и финансовый кризис, и угроза объединения с другим университетом, причем не на нашей площадке…

Таким образом, трудности везде были. Но они не убивали желание преодолеть, сделать так, чтобы было лучше для коллектива.

– Есть эпизоды в Вашей университетской биографии, которые Вы вспоминаете с особым удовлетворением? Или с содроганием, когда хотелось плюнуть на все?..

– Последнего – нет! Конечно, иногда «кошки скребли на сердце», иной раз настроение тоскливое, но понимал и сознавал, что, если «взялся за гуж, не говори, что не дюж», собирался с силами, и все приходило в норму.

А с большим удовлетворением всегда вспоминаю первых выпускников юридического факультета, это было в 1990 году. С ними начинал работать с первого курса, с ними и на картошку ездили, и песни пели у костра, и разыгрывали какие-то студенческие спектакли, в которых участвовали все преподаватели. Это была по-настоящему, как тогда говорили, педагогика сотрудничества, когда мы все вместе, единый преподавательско-студенческий, или студенческо-преподавательский, коллектив. Со многими из них я до сих пор дружу, некоторых пригласил на свой предстоящий юбилей, обещали приехать.

– На слуху, на виду кто-то из них есть?

– Конечно, и при должностях, и при званиях, всех не назовешь, не перечислишь. Позволю себе только один пример. Выпускница того первого набора Лариса Зайцева, а сейчас Лариса Владимировна, возглавляет в родном Институте государства и права ТюмГУ кафедру трудового права и предпринимательства, доктор юридических наук.

– Вхождение университета в элиту отечественной высшей школы и признание его на мировом уровне сегодня в числе главных задач официальной стратегии развития ТюмГУ. А первые зарубежные университеты-партнеры, крупные международные проекты, как, например, российско-германский SASCHA, появились в период Вашего ректорства.

– Мы тогда вместе с Андреем Викторовичем Толстиковым (ныне проректором ТюмГУ по научной и международной деятельности), ректором сельхозакадемии (аграрный университет Северного Зауралья) Николаем Васильевичем Абрамовым, с нынешним директором Института биологии ТюмГУ Александром Дмитриевичем Шалабодовым поехали в Мюнстер (Германия) и там заключили договор с местным университетом. До этого у Толстикова уже были контакты с немецкими коллегами, а в результате договора вышли на полномасштабное сотрудничество. Благодаря этому договору смогли и в наших федеральных ведомствах, и в Германии «протолкнуть» этот проект SASCHA, получить на него финансирование. Замечу, это было непросто. Только в нашей стране сколько было хождений по замкнутому кругу. Из министерства образования нас направили в министерство сельского хозяйства, оттуда – в минэкологии и т.д. Эти перипетии закончились благополучно. У специалистов Университета Мюнстера и других университетов, которые присоединились к проекту, был интерес к сотрудничеству с нами, тема очень интересная, и у нас, надо отдать должное тем же Толстикову, Шалабодову, которые крепкой хваткой взялись за это дело и, по сути, добились введения этого проекта в жизнь.

В то же время был заключен ряд других международных договоров. Вскоре после избрания меня ректором наша делегация поехала в Цюйфу, в университет имени Конфуция, с которым у нас и поныне реализуются интересные проекты. Бывший декан факультета славянских языков, профессор этого китайского вуза Чжу Юйфу уже третий год работает профессором кафедры иностранных языков и межкультурной профессиональной коммуникации гуманитарных направлений в нашем университете, предлагает проекты сотрудничества с другими вузами Китая.

Заключен договор уже с объединенным университетом Лотарингии (Франция). Благодаря тому договору мы со временем вышли на совместную магистерскую программу «Правовая организация деятельности публичных органов власти».

С университетом Таллина заключили договор, и по сей день преподаватели этого университета сотрудничают с нами, профессор Питер Ярвелайд стал фактически сотрудником ТюмГУ, регулярно приезжает и ведет профессиональные семинары. В рамках этого сотрудничества мы организовывали поездки для наших студентов не только в Эстонию, но и скандинавский круиз с посещением университетов Швеции, Финляндии, заводили новые контакты. Не все получили продолжение, но многое было заложено в то время.

– То есть можно сказать, что тот период явился неким плацдармом для реализации сегодняшней стратегии на международной арене?

– Думаю, что опыт тех лет оказался очень полезным и на современном этапе.

– В Вашей жизни сложно, наверное, отделить профессиональную деятельность от общественной. Какая из них в Ваших приоритетах, как влияют одна на другую и вместе – на личность их носителя?

– Так уж сложилось, что профессиональная и общественная деятельность для меня всегда неразрывны. В комсомоле, например, особенно на должностях, таких как первый секретарь обкома ВЛКСМ, это профессиональная, управленческая, менеджерская должность. Но это и общественная работа, так как комсомол по сути своей молодежная общественно-политическая организация.

Будучи ректором, избирался депутатом городской думы. На общественных началах три года, с 1989-го по 1991-й, возглавлял областную избирательную комиссию. Этот период был для меня очень интересным. Мне предложили перейти на эту должность, она уже была введена в штатное расписание, а я не хотел уходить из университета (в то время был проректором). Хотя данная работа очень интересовала – избирательное право, первые альтернативные выборы, впервые на всех избирательных округах по несколько кандидатур выдвинулось, такие интересные выборы, такая борьба… Надо было все это разруливать, рассматривать множество проблемных вопросов, жалобы в том числе. Но это интересно было.

И сейчас я глубоко погружен в общественную работу. Но мне это помогает в профессиональной деятельности. Мои студенты с удовольствием слушают, как организовывается общественный контроль в Тюменской области. И мы не случайно выиграли грант Фонда Потанина для разработки учебного курса «Общественный контроль». Сейчас мы в университете его разрабатываем и будем внедрять в учебную программу. Это веяние времени – гражданское общество должно контролировать власть, это в Конституции заложено, но не всегда реализовывалось. Сейчас эти формы приобретают весомое значение, и Общественная палата имеет право проводить проверки органов власти, общественную экспертизу проектов законов, общественные публичные слушания, например, на одном из слушаний мы приняли ходатайство в Думу о создании зеленого пояса вокруг Тюмени площадью более 66 тысяч гектаров. Со второго захода, но Дума поддержала наше ходатайство. То есть польза от общественной деятельности тоже есть, и это приносит удовлетворение, помогает в профессиональной юридической, преподавательской деятельности – ссылаться на практику, опыт, привлекать студентов, многие магистранты проходят в Общественной палате практику. Все органично сочетается.

– Ваша личная «круглая» дата совпадает со 100-летним юбилеем ВЛКСМ, сыгравшим в Вашей судьбе не последнюю роль. Какую именно, если это возможно кратко охарактеризовать?

– Я вступил в комсомол, когда не было и четырнадцати лет, а через некоторое время меня избрали комсоргом класса, потом секретарем комсомольской организации школы. Так и пошло. Уехал из родного Острогожска Воронежской области и снова попал в комсомольскую круговерть. Кстати, уже в Тюмени от одного из неудачников слышал упрек, что карьеру приехал делать. Какую карьеру, когда мне в родном Острогожске в райкоме не хотели отдавать учетную карточку, потому что записали в резерв на второго секретаря райкома комсомола (а я после школы год всего проработал). И какую карьеру я уехал делать? На стройку газопровода Игрим – Серов. Первая ударная комсомольская стройка на Тюменском Севере. Мне все-таки комсомольскую путевку дали, я по ней приехал и работал оператором по регенерации масел, самому довелось и строить операторскую на новой компрессорной станции.

Там опять меня избрали секретарем комсомольской организации. Не потому, что я хотел сделать комсомольскую карьеру. У меня был интерес к театральной деятельности, и я организовал в поселке Комсомольский (ныне город Югорск) драматический кружок, поставил спектакль. Всегда был неравнодушен к физкультуре и спорту, после школы даже проработал год преподавателем физкультуры и в поселке организовал волейбольную секцию, соревнования… В итоге, как говорят, заметили, и если судить по сухим записям в трудовой книжке, то у меня сложилась действительно успешная комсомольская карьера.

А вообще комсомол – это мощная школа лидерства и коллективизма, товарищества и дружбы. У меня, например, по-прежнему добрые дружеские отношения с Сергеем Евгеньевичем Корепановым, Александром Михайловичем Спириным, Юрием Васильевичем Нееловым. Это я назвал только известных людей, чьи дела на виду и имена на слуху. А сколько еще друзей-товарищей, с которыми свела комсомольская работа.

В комсомоле, особенно в тюменском, были большие, даже великие дела. В фильме, снятом к 100-летию ВЛКСМ, есть кадры, где легендарный Виктор Иванович Муравленко еще в те времена отмечал, что, если бы не молодежь, её отчаянная смелость, отвага, изобретательность, энтузиазм, романтика и, конечно, профессиональное умение, было бы сложно создать западносибирский топливно-энергетический комплекс.

– Какая альтернатива комсомолу есть, на Ваш взгляд, у современной молодежи или какую можете посоветовать?

– К сожалению, подобной организации сегодня нет. Она, конечно, была заидеологизирована, но в ней происходило воспитание на трудовых, военно-патриотических традициях, много полезных дел вершилось. Сейчас такая организация, на мой взгляд, невозможна. Слишком разнообразны интересы у различных групп молодежи, больше разброс мнений, взглядов, течений. Объединить их в единую организацию считаю нереальным. Но организации, назовем их по интересам, жизненно необходимы, и они уже существуют, создаются новые. Развивается движение школьников, волонтерство, поисковые, студенческие строительные отряды. То есть часть молодежи уже объединена.

– Немного о личном. Вы уже обмолвились об интересах к театру, спорту…

– В пятом классе за компанию с друзьями попал в драмкружок Дворца пионеров. Сыграл там первую незначительную роль какого-то парня с улицы. Но произвела впечатление сама обстановка, сцена. Потом был детский театр в городском доме культуры и первая главная роль в пьесе Михалкова «Петька в космосе». Интереснейший спектакль. И режиссер профессиональный. Еще мы там научились сами делать бутафорию, гримироваться, фехтовать, меня лично для одной из ролей научили танцевать цыганочку… Это настолько меня увлекло, что после школы поступал в Ленинградский институт музыки и кинематографии. Не поступил.

По возвращении меня приняли в торгово-кооперативное училище преподавателем физкультуры, избрали секретарем комсомольской организации, членом райкома комсомола. Пригодились мои увлечения физкультурой и спортом. Много чего перепробовал, занимался вольной борьбой, там нос сломали, не стал выправлять его в память о юности.

Все мое детство прошло на берегу Тихой Сосны. Легендарная речка. По ней еще Петр I справлял свои корабли в Дон. А мы с друзьями проводили здесь время с удочкой, бреднем. С тех пор не проходит любовь к рыбалке. На севере пристрастился к охоте, в Комсомольске, где от крыльца начинался лес, кажется, мало кто устоял от такого соблазна. Сначала, по пути на работу через лес, где-то петли поставишь на зайчика, потом ружьишко появилось… В общем, признаюсь, стал я заядлым охотником. И рыбалка, конечно. В минувшее воскресенье, хоть и прохладно было, пару часов посидел на берегу, десяток карасиков поймал.

– И, в заключение, традиционный в таких случаях вопрос: планы на будущее?

– На какое-то отдаленное будущее даже не загадываю. В ближайшее время масса замечательных интересных дел. Вот проведем конференцию (19 октября, прямо в день рождения), посвященную 25-летию Конституции России, а 25 октября – очередная, посвященная столетию комсомола, проводят ее Общественная палата, областная Дума и Фонд «Комсомольское братство». Тема – «Гражданственность и патриотизм современной российской молодежи. Опыт и традиции поколений». На 1 ноября я, как сопредседатель регионального отделения Всемирного русского собора и сопредседатель его рабочей группы по правовым вопросам, приглашен на юбилейное заседание Собора, очень значимое событие, важная площадка для дискуссий, обмена мнениями, проходить будет в Кремле. Потом надо будет здесь провести заседание регионального отделения, поделиться впечатлениями, планами. Одновременно готовимся к Всероссийскому профессорскому форуму, я председатель регионального отделения Профессорского собрания России.

К тому же у меня основная работа на кафедре. Здесь предстоит многое подкорректировать в нашей совместной с французами магистерской программе, декан юрфака из университета Лотарингии должен приехать. Много других текущих задач. В общем, дел, как всегда, невпроворот.

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ


Поделиться