Задачу интеграции в глобальную экономику никто не снимает

Задачу интеграции в глобальную экономику никто не снимает

21 Ноября 2018 1256

Стратегическая сессия по созданию межрегионального научно-образовательного центра (с участием Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры и Ямало-Ненецкого автономного округа) состоялась с 12 по 16 ноября на базе Школы перспективных исследований ТюмГУ.  Три губернатора – Тюменской области, ХМАО-Югры и Ямала – обратились с идеей создания межрегионального центра к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву.

В сессии приняли участие более 180 представителей от университетов, научных организаций, реального сектора экономики, органов власти большой Тюменской области.

Одной из ключевых тем обсуждения на сессии стала проблема консолидации вузов и научных организаций. Университеты задают темпы преобразований в научной сфере. Но сохраняется основная проблема – недостаток включения предпринимательского сектора и низкая мотивация бизнес-организаций по взаимодействию с научным сектором, который чаще всего компенсируется за счет государственных расходов.

Одним из экспертов стратегической сессии по проектированию НОЦ в Тюмени выступил научный руководитель Московской школы управления «Сколково» Андрей Волков. Он поделился своим мнением о целях научно-образовательных центров и значении региональных вузов в их появлении.

 Волков DSC_4324.jpg

 

– Какое определение НОЦ даёте вы сами?

– Я дам представление о том, чем НОЦ может и должен стать. НОЦы – это еще один шанс запустить процесс формирования инновационных кластеров. Инновационный кластер я понимаю как концентрацию разработок, которые приводят к взрывному росту ценности территории. За последние 25 лет на территории Российской Федерации их так и не возникло, хотя делались многочисленные попытки. Вот почему я считаю, что задача, сформулированная словосочетанием «научно-образовательный центр», принципиально проблемна для тех, кто решает её перед собой поставить.

– Каков замысел этой задачи на федеральном уровне?  

– Согласно указу президента, необходимо создать не менее 15 научно-образовательных центров. Там есть важное уточнение, которое воспринимается, боюсь, дежурно, – «мирового уровня». Мы научились легко произносить: «технологии мирового уровня», «публикации, университеты мирового уровня». За этим обычно не стоит критическое отношение к своей деятельности.

Насколько я знаю, пока еще не формализованных заявок уже свыше пятидесяти. Регионы, бизнесы, университеты, научные центры выразили своё желание участвовать в этом процессе. Работа по формированию смысла идет интенсивно в разных направлениях.

– Каким образом будет осуществляться отбор?

– Обычно науку измеряют одним образом, образование – другим, а промышленность и территориальное развитие – третьим. Сейчас идёт попытка соединить и выработать индикаторы для общего дела. В этих документах важными являются, с моей точки зрения, несколько пунктов. Во-первых, территориальная инициатива – без инициативы с места от конкретного региона или группы регионов правительство вряд ли будет инициировать создание НОЦ.

Этот конкурсный подход был уже апробирован в Проекте 5-100, когда, опираясь на выполнение майского указа президента 2012 года, университетам предложили принять в нём участие: заявились 105 вузов, 21 был отобран. Никакой разнарядки равномерного распределения господдержки нет. У кого получится, у того получится. Это относительно новый подход, который последние десять лет планомерно проводится в жизнь.

Ещё одно положение, которое должно останавливать участников с высоким энтузиазмом, – возможность отзыва статуса в случае невыполнения добровольно взятых на себя обязательств.

– Каковы глобальные цели этой инициативы?

– Речь идет об ускорении научно-технологического развития и системной интеграции в глобальную экономику. В частности, на уровне исследований и образования необходимо наладить совместную работу с центрами и кластерами из других стран при всех текущих политических трениях.

– Какую роль сыграют в этом региональные университеты?

– Очень важный для нас момент – фраза: «...развить региональную исследовательскую инфраструктуру». Если обратиться к мировому опыту, концентрированное развитие происходит очень локализовано. Регионам будет предоставлена возможность принять деятельное участие в переходе к экономике знаний. Университеты в этом по определению являются ядерным звеном. Конечно, если смогут себя переосмыслить. Это значит – заниматься не только подготовкой под существующую промышленность, но и быть центрами производства знаний и практических решений для своего региона.

– Как этого добиться?

– Занимаясь высшим образованием 24 года, я рискну утверждать, что просто дофинансировать и больше работать недостаточно. Нужно изменить само представление о том, что такое современный университет.

Здесь я хочу сослаться на «лёвинский треугольник». Начав почти на 30 лет позже Стэнфорда и Кремниевой долины или Бостонской инновационной зоны, они достигли впечатляющих успехов в транснациональном треугольнике Эйндховен – Лёвен – Аахен (Нидерланды, Бельгия, Германия). В 1972 году небольшая группа молодых людей, вернувшихся из США аспирантов, в городе Лёвен ставит перед собой задачу: построить инновационный кластер, невзирая на отсутствие большой технологической базы. И они придумали первый в Европе офис трансфера технологий в Лёвенском католическом университете. Офис – механизм для того, чтобы исследователи могли результативно работать с индустрией. Хочу обратить ваше внимание на терпение – с 1972 по 1990 год в Лёвене ничего не получалось. Теперь они построили инновационную систему, когда профессору выгодно работать в университете: почти сотня из них являются миллионерами. Инноватика в моем понимании – это появление новых продуктов и деятельности, которые меняют рынок, а не просто изобретение, патент или статья.

– А что по поводу отечественных кейсов?

– Я с огромным сожалением и уважением к нашей истории хочу сослаться на кейс Новосибирского академгородка. Ведь мы тогда опередили Лёвен примерно на восемь лет! В 1966 году неожиданно под эгидой комсомола возникает идея, что ученым и изобретателям можно жить не только на зарплату: научно-техническая организация «Факел» стала выполнять заказы быстрее и дешевле традиционных подрядчиков. Начав с 25 рублей, они за пять лет дошли до сотен миллионов. В 1971 году их закрыли по идеологическим соображениям.

– В чем смысл вашей работы в Тюмени?

– Четыре года назад Тюменский государственный университет стал одним из участников программы 5-100, а еще через год Тюменский индустриальный университет становится опорным университетом региона. Это были явные признаки того, что руководство региона вместе с университетами ищет новые пути развития – новые по отношению к предыдущей ресурсно-энергетической миссии Западной Сибири. Мне нравится и интересно, с каким темпом двигаются университеты вперед, и для меня возможность появления здесь НОЦа является логичным следующим шагом в формировании стратегии инновационного развития этого макрорегиона.

 

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

 


Поделиться