Юристы правят миром

Юристы правят миром

6 Июня 2019 1766

Несколько лет кряду можно было слышать о «перепроизводстве» юристов. Различные исследования последних месяцев столь же регулярно относят юридические специальности к числу самых востребованных. На эту тему и о перспективах юридических профессий говорит проректор ТюмГУ, директор Института государства и права, кандидат юридических наук Иван Романчук.

Романчук DSC_6953.jpg

– Иван Сергеевич, для разминки: почему, на ваш взгляд, произошла такая переоценка востребованности юриста?

– Перепроизводство юристов – это безосновательные заявления. Юристы всегда были востребованы и таковыми остаются. По крайней мере, я никогда не видел, чтобы они оказывались не у дел. Имею в виду профессионалов с качественной подготовкой, которую, кстати, наш университет в данном направлении дает уже много лет. И это не голословно, достаточно заглянуть на страничку выпускников ТюмГУ.

Востребованность юристов обусловлена уже спецификой их подготовки, составляющими юридического образования. Они очень широки по охвату сфер жизни и деятельности. Говоря обобщающе, здесь изучаются различные общественные отношения.

Существует устоявшееся изречение: «Юристы правят миром». Почему? Потому что они опосредуют общественные отношения, диктуют правила поведения посредством установления норм. Без этого общество превращается в хаос.

Большая востребованность юристов обусловлена и тем, что в очень многих структурах требуется именно юридическое профессиональное образование. До недавнего времени, кстати, только юристы и медики должны были в обязательном порядке иметь дипломы, соответствующие профессиональной деятельности (сейчас перечень профессий с такими квалификационными требованиями несколько расширен). Без диплома юриста не может быть судьи, адвоката, прокурора, нотариуса...

– Такие оценки востребованности как-то влияют на планы приема, на количество бюджетных мест, с которыми бывают проблемы?

– Я бы не сказал, что у нас проблемы с бюджетными местами, мы имеем хорошие цифры приема. В этом году на бакалавриат на бюджет принимаем 36, в магистратуру – 45. Даже на специалитет «Правовое обеспечение национальной безопасности» со следующего года впервые выделяется 10 бюджетных мест. Не снижается количество мест и по договорам. В целом можно сказать, что мы стабилизировали эти показатели. Потому что есть лицензионные требования по рассадке и прочие нормативы.

– Как «расходятся» в последние годы выпускники Института государства и права ТюмГУ?

– Возвращаясь к тому, что студенты юридических направлений получают очень широкий круг компетенций, а юристы опосредуют общественные отношения, диктуют и устанавливают правила, наши выпускники успешно работают в самых различных сферах: от чисто юридических организаций до органов власти. Об этом знаю не только по статистике, но и по своим ученикам.

– Не так давно вы презентовали перспективы «формирования юридического знания в ведущем университете». Каких трансформаций надо ждать в образовательном процессе вашего института, в том числе в связи с внедрением индивидуальных образовательных траекторий?

– Юридическая наука довольно консервативна, её основополагающие принципы заложены еще древнеримскими юристами и до сих пор являются реальным механизмом регулирования общественных отношений. Но жизнь не стоит на месте и юридическое образование, естественно, трансформируется.

Сегодня принято считать, что мы живем в эпоху цифровизации. Вместе с ней появляются новые понятия, новые субъекты права, новые вызовы для юриспруденции. Роботы, боты, блок-чейн, биткоин и т.д. Под чьей юрисдикцией они находятся? Ни под чьей. Есть законы РФ, Гражданский кодекс, которые предписывают денежные операции, например, проводить в рублях, но зачастую сейчас в интернете многое покупается за криптовалюты. Контролировать это очень сложно. И это вносит свои коррективы в подготовку юристов.

Иными словами, современный юрист должен обладать определенными компетенциями из сферы информационных технологий. Поэтому мы сейчас активно внедряем их в образовательный процесс, готовим студентов к работе с большими данными, развиваем умение их анализировать.

Значение индивидуальных образовательных траекторий в этом деле сложно переоценить. Например, будущие юристы, как и студенты других направлений подготовки, имеют большой пул непрофильных предметов: философия, естествознание, латинский язык и т.д. И это база для научно-естественных методов исследований, для размышления, для аналитики, для всего, что требуется юристу в повседневной практике. А такая наука, как теория государства и права, вообще зиждется на философских методах, не зря философию называют царицей наук для юридических профессий.

Много курсов будем давать на английском языке – по доказательной базе, культуре судопроизводства, аналитике… Это сослужит хорошую службу при участии, например, в судах по трансграничным сделкам.

Есть «узкие» курсы ИОТ, от направленных в уголовную или в гражданско-правовую, в трудовую или семейную тематику, в арбитражный процесс до совсем узких дисциплин, например правовое регулирование криптовалют, больших данных, анализ больших данных (юридических) и т.п.

– Судя по той же презентации, определенное влияние на дела и планы института может оказать формирующийся межрегиональный НОЦ. Его деятельность потребует, наверное, научных правовых исследований, обоснований? В образовательном процессе, возможно, возникнет необходимость в каких-то новых программах, курсах, узких специализациях?

– Обязательно. Во-первых, само формирование НОЦ требует правовой «обвязки». Во-вторых, вся его тематика, работы по его основным направлениям – это новые общественные отношения, требующие правовой регуляции. И здесь никак не обойтись без наших специалистов, для юристов будет много работы.

– Ваши ученые как-то заточены на это?

– Обязательно. Мы уже создаем с Институтом социально-гуманитарных наук совместный центр, который будет заниматься нравственными, правовыми, этическими проблемами, возникающими в связи с созданием НОЦ.

В образовательном процессе это также получит отражение. В учебные планы, в индивидуальные образовательные траектории вводятся новые курсы, в частности по правовому регулированию арктических проблем, различных биологических исследований, других основных направлений НОЦ.

– Как проректору университета, курирующему набор, вам, наверное, не приходится отдавать предпочтение какому-то направлению вузовской подготовки? Но как директору института… Исходя из сложившейся практики, из сегодняшних реалий, юристы каких специализаций были и будут востребованы? Какие качества и компетенции специалиста юриспруденции наиболее ценны?

– Я юрист по образованию и нисколько не жалею, что пошел в эту сферу. Считаю и всегда говорю ребятам, что надо заниматься тем, что доставляет удовольствие. Если так складывается, человек мотивирован и достигает высоких результатов независимо от того, популярна эта профессия сейчас или нет. Стать профессионалом, быть востребованным на рынке труда, иметь возможность самореализоваться можно только тогда, когда занимаешься любимым делом. Не надо вестись на тренды, которые появляются и в образовании, надо выбирать профессию по душе, делать свою работу качественно, любить ее, и все получится.

 


Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

 


Поделиться