Арктика и НОЦ. Ученые ТюмГУ готовятся к правовому сопровождению

Арктика и НОЦ. Ученые ТюмГУ готовятся к правовому сопровождению

25 Июля 2019 962

Судя по информации министра науки и высшего образования Михаила Котюкова на площадках образовательного интенсива «Остров 10-22», подготовительные этапы формирования научно-образовательных центров вступили в завершающую фазу и к окончанию лета страна официально получит первые такие центры. Уже понятно, что одним из главных направлений деятельности Западно-Сибирского межрегионального НОЦ, в создание которого ТюмГУ вложил свой творческий потенциал, станет Арктика.

ТюмГУ давно работает на арктических просторах, тем не менее в рамках НОЦ университетская «арктическая политика» наверняка претерпит некую трансформацию. Сегодня на эту тему в юридической составляющей говорит профессор кафедры государственного и муниципального управления ТюмГУ Елена Гладун.

Арктика_Канада.jpg

– Елена Федоровна, вы не новичок в применении юридического знания к решению проблем Севера, Арктики. В реалиях настоящего времени какие вопросы, или, говоря современным языком, вызовы, ставят эти территории перед правоведами?

– Россия имеет самое протяженное арктическое побережье, значительная часть ее территории находится в северных широтах. Развитие и освоение Арктики для страны и нашего региона всегда были важнейшими задачами. Арктика становится темой номер один для политиков, управленцев, экономистов, ученых, многих обычных людей.

В то же время Арктика – глобальна и привлекает внимание очень многих государств. Новые глобальные вызовы, возрастающая конкуренция за важнейшие ресурсы и пространства чистой природной среды усиливают интерес мирового сообщества к циркумполярной зоне. Арктика постепенно становится главной территорией сотрудничества и взаимодействия международного уровня.

При этом Арктика – это одна из самых непредсказуемых и малоизученных территорий, и управление этим регионом зависит и в будущем еще более будет зависеть от ряда внутренних и внешних вызовов.

Почему в современной России важно изучать управление развитием Арктики? Есть много актуальнейших вопросов. Какие внешние вызовы будут влиять на использование этого региона? Каковы цели и задачи арктических государств? Какое влияние на использование и охрану Арктики будет оказывать международное сообщество? Каковы будут взаимоотношения Федерации и регионов России и будут ли они способствовать сотрудничеству в Арктике? Какие шаги необходимо предпринять для эффективного развития этой территории? Есть вопросы как для юристов, так и для политиков, экономистов, специалистов государственного и муниципального управления.

Основными правовыми вопросами в Арктике можно назвать следующие:

– правовой режим;

– стратегия развития;

– международно-правовое регулирование;

– арктическое сотрудничество;

– регулирование природопользования;

– правовое регулирование климатических изменений и их последствий.

– В рамках НОЦ будут возникать новые формы экономического, социального взаимодействия промышленности, науки, образования, власти, населения на данных территориях. Это, наверное, потребует соответствующего юридического обоснования, сопровождения?..

– В арктическом регионе нужны специалисты разных направлений. Но любая деятельность в Арктике всегда регулируется государством. НОЦ может обеспечить на высоком научном уровне формирование институционального или правового каркаса. По Арктике есть очень много исследований и результатов, будет еще больше в рамках НОЦ. Но в реальности очень многие выводы ученых (и гуманитариев, и естественно-научных направлений) становятся невостребованными из-за отсутствия нормативно-правового регулирования.

Сегодня нет системного закона об Арктике, даже сухопутные границы до конца не определены. НОЦ будет заниматься многими направлениями, но важно решать вопросы, как эти проекты можно там реализовывать с учетом экологических условий, климата, новых цифровых технологий, как должна быть построена система здравоохранения, образования, логистика.

На самых высоких уровнях политики и власти многократно повторяется, что Арктика – это, прежде всего, люди. Как гуманитарий и юрист считаю, что в первую очередь Арктикой нужно грамотно и эффективно управлять, т.е. принимать взвешенные политические решения и создавать работающие правовые нормы для их реализации, причем как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях. Также необходимо учитывать интересы всех живущих, работающих, посещающих и изучающих Арктику. То есть Арктика требует управленцев нового уровня, и в рамках НОЦ мы можем как их готовить, так и сопровождать различные проекты. Арктические проекты должны быть мультидисциплинарными – это мировой тренд.

– Под эти перспективы вы и пишете для Института государства и права ТюмГУ новую магистерскую программу с «арктическим уклоном»? Что-то уже можно говорить о ее задачах, целях, содержании, актуальности?

– Да, разрабатывается новая магистерская программа на английском языке «STEP into Russian Arctic: Society, Economic, Policy / Развитие российской Арктики: общество, экономика, политика». Она сетевая, будет реализована в Тюменском государственном университете и в трех зарубежных вузах – Университете Лапландии, Университете Южной Дании, Университете Аляски.

Ее можно отнести к разряду уникальных даже по особому преподавательскому составу из высокорейтинговых профессоров российских и зарубежных университетов, признанных лидеров в сфере арктического образования; представителей арктического бизнес-сообщества; государственных служащих в сфере управления в Арктике.

Планируемые результаты проекта – подготовка специалистов международного уровня, обладающих широким набором компетенций, знающих специфику Арктики в контексте экологических, политических, социальных, юридических и экономических проблем; обладающих стратегическим видением и понимающих приоритеты развития российской Арктики; способных выполнять управленческие функции в органах власти и крупных компаниях, заниматься научно-исследовательской деятельностью и осуществлять эффективное международное и региональное сотрудничество на территории, где сталкиваются политические и экономические интересы многих стран.

Наш проект решает ряд задач, стоящих в настоящее время и конкретно перед Тюменским государственным университетом. Это подготовка нового поколения специалистов с уникальным набором компетенций, обладающих глубокими знаниями об особенностях Арктики, способных интегрироваться в глобальные процессы и понимающих и поддерживающих приоритеты развития России; продвижение образовательных услуг на внутрироссийский и международный рынок; привлечение в университет и регион ученых и практических деятелей международного уровня.

Надеюсь, что программа будет востребована в университете и регионе, так как она нацелена на повышение конкурентоспособности университета в России и за рубежом, создает возможности для использования «мягкой силы» в одном из самых уникальных регионов мира, а также способствует развитию арктической науки и трудоустройству выпускников в арктических проектах.

Новизна программы – в широком спектре социально-гуманитарных дисциплин, собранных в стройную структуру образовательных модулей, и в практико-ориентированном подходе. Студенты будут изучать специфику и реальные условия российской Арктики под руководством ведущих ученых, предпринимателей и государственных деятелей на территории одного из самых динамично развивающихся арктических регионов – Ямало-Ненецкого автономного округа.

В части инновационности – это несколько открытых онлайн-курсов, новые методики преподавания, привнесенные зарубежными университетами – мировыми лидерами арктического образования, английский язык будет использоваться как средство международного сотрудничества.

Такой подход привлечет как российских, так и зарубежных студентов и подготовит их к работе в органах государственной власти, транснациональных компаниях, международных и общественных организациях, научном сообществе.

– В действующих программах Института государства и права есть какие-то темы, курсы, ориентированные на арктическую специфику?

– По большому счету, к сожалению, нет. Разработано лишь несколько курсов, например «Правовое регулирование устойчивым развитием арктических регионов», он заявлен как курс по выбору для направления «Государственное и муниципальное управление». Также я вела несколько «арктических» курсов для иностранных студентов.

Но у нас несколько лет назад было открыто научное направление «Правовое и экономическое обеспечение устойчивого развития северных территорий в контексте глобальных вызовов». Вот здесь было достигнуто много результатов:

– создан Центр арктических инициатив ТюмГУ;

– проводились научные исследования, например «Сопоставление целей развития российской Арктики с глобальными целями ООН», с последующим выступлением на Конгрессе Ассоциации арктических вузов UArctic, исследования по вопросам обеспечения прав коренных малочисленных народов Севера;

– преподаватели университета участвуют в деятельности Национального арктического научно-образовательного консорциума;

– в рамках этого консорциума организована тематическая сеть «Арктическое право», в ней пока 15 участников из 5 вузов РФ, но есть реальные перспективы расширения;

– как представитель ТюмГУ я активно участвую в деятельности Международной ассоциации арктических университетов (UArctic), в частности вхожу в научные консорциумы Philosophy of Law in the Arctic, Arctic Law и занимаюсь некоторыми другими видами деятельности. Как результат – статьи в международном соавторстве, активные международные коллаборации.

Очень хочу, чтобы как можно больше коллег из ИГиП присоединились к этому научному и образовательному направлению. 

– Вы недавно прошли стажировку в Университете Аляски в Анкоридже в рамках международной программы «Арктическая инициатива Фулбрайта». Получили что-то полезное из их опыта работы?

– «Программа Фулбрайта в России» – крупнейшая из международных обменных программ в области образования, действует в 160 странах мира.

Арктическая инициатива собрала 16 ученых из всех арктических стран и создала платформу для совместных исследований, анализа, решения проблем и междисциплинарных разработок по наиболее актуальным вопросам использования и охраны Арктики. Результат нашей работы не только стажировка, постоянные встречи, но также и разработка рекомендаций для Арктического Совета, которые мы представим в октябре.

Стажировка дала очень много. К сожалению, в данной сфере нас мало знают, российские ученые-юристы практически не включены в международные исследования по арктической тематике. Здесь я узнала глубже мировую научную повестку, подала на публикацию несколько статей, в том числе в рейтинговые журналы. Стала участником нескольких рабочих групп и ассоциаций.

Но если говорить о самом значимом для меня результате – это все-таки заявление о России и Тюменском регионе как полноправном и компетентном участнике арктической повестки, установление нетворкинга, дружеских отношений с зарубежными коллегами, готовыми, кстати, сотрудничать с нами, в том числе в рамках НОЦ.

– Продолжая тему опыта коллег. Ассоциация арктических вузов, координатором которой в ТюмГУ вы являетесь, может служить здесь источником интересных примеров?

– ТюмГУ в ней с 2009 года, но в сфере арктического права активизировал свое участие в ассоциации с 2014 года, когда удалось наладить взаимодействие со специалистами и лидерами в этой части. С тех пор мы стали участниками двух тематических сетей ассоциации, ее форумов и конференций, совместных монографий. Опыт такой работы, конечно, очень полезен и перспективен.

– А журнал BRICS Law Journal? Зарубежные коллеги в своих публикациях эту тему поднимают?

– Он немножко о другом, но мы начинаем активнее вводить в него арктическую тему, даже планируем специальный выпуск по вопросам Арктики, а пока можно говорить лишь об отдельных статьях.

Вообще, как известно, интерес к Арктике проявляют не только страны, границы которых лежат за 66-й параллелью, но и так называемые «неарктические» государства. Наиболее активны из них азиатские, а одним из самых заметных в Арктике является Китай. Можно сказать, что научные исследования стали здесь его своеобразной «мягкой силой». Не имея возможности напрямую участвовать в принятии решений об использовании арктических ресурсов или установлении международных правил охраны Арктики, КНР реализует «научную дипломатию»: выводит научные изыскания в Арктике на глобальный уровень, участвует во множестве форумов, посвященных изменению климата, привлекает иностранных, в том числе и российских, ученых к исследованиям, экспедициям и прочее. И мы активизируем работу в этом направлении, в частности, налаживаются хорошее взаимодействие с коллегами из Океанологического университета Китая.

– В заключение. Если завтра Западно-Сибирский научно-образовательный центр станет реальностью, ваши коллеги по институту готовы обеспечить его правовое сопровождение вообще и в арктическом направлении в частности?

– Я думаю, не столько коллеги по институту, учитывая его специфику, сколько тот немалый круг сотрудничества, который у нас сегодня уже есть на национальном и международном уровнях (НАНОК, UArctic, Ассоциации – International Arctic Social Studies Association, например) и который, несомненно, только расширится благодаря возможностям НОЦ в вопросах привлечения специалистов из других отечественных и зарубежных вузов, научных центров для решения актуальных задач.

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ


Поделиться