Елена Тумакова: В языке отражаются культура, менталитет народа…

Елена Тумакова: В языке отражаются культура, менталитет народа…

19 Ноября 2019 1708

В начале ноября состоялось заседание Совета по русскому языку при Президенте РФ. Обсуждение вопросов реализации закона «О государственном языке Российской Федерации» и подготовки к празднованию 225-й годовщины со дня рождения А.С. Пушкина вскрыло много насущных проблем от культуры до экономики страны. Прокомментировать некоторые направления большого государственного разговора с позиций вуза мы попросили проректора – начальника управления по образовательной деятельности ТюмГУ, кандидата филологических наук Елену Тумакову.

Тумакова 3.jpeg

– Елена Вадимовна, все так «плохо» с русским языком, что его проблемы приходится решать на уровне главы государства?

– Современный русский язык основывается не столько на догмах и запретах, сколько переходит, как и все сейчас в нашей жизни, в категорию выбора. Например, человек выбирает для себя речевые и языковые средства общения в зависимости от ситуации, аудитории, формата и т.д. Язык – живая и многообразная система, которая очень трудно поддается регулированию извне, каким-то навязанным ей законам. Да, правила 1956 года во многом устарели, по объективным причинам каких-то сфер совершенно не затрагивают, много нового появилось в языке. Но ведь в начале двухтысячных годов не получилось принять новые правила, хотя попытки к этому были. Потому что это очень сложно, нужен очень гибкий и грамотный подход. И об этом, в числе прочего, шла речь на заседании президентского Совета.

Президент справедливо говорил о необходимости поддерживать русский язык, оберегать его. И многие представители профессионального сообщества солидарны с ним, подчеркивая, что все это надо делать грамотно, эволюционно.

– Ваше мнение как специалиста о некоторых тенденциях применения русского языка в повседневной жизни. Например, человек, именуемый себя «училкой», признается в любви к русскому языку, «щас» основательно перекочевало в «цифру», право на «дОбычу» и «сосули» обосновали ученые… «Походу», достало… Или это «мелочи», объективная реальность?

– Русскому языку ничего, на самом деле, не угрожает. Разные периоды были в его истории, время и опыт показывают, что язык сам освободится от всего ненужного, наносного. Это самоорганизующаяся система, которая будет существовать вне зависимости от нашей воли, желаний, запретов, разрешений и т.п.

У меня нет негатива к каким-то новым словам, к тем же иноязычным заимствованиям, к тому, что в наш литературный язык приходят слова из просторечия, жаргона. Они в языке как системе попросту нейтрализуются, эти процессы давным-давно известны.

Например, слово «ребята». Всегда привожу его на лекциях, когда эту тему изучаем. Сегодня приветствие учителя «здравствуйте, ребята» часто применяется, вполне нормально воспринимается, слово «ребята» не кажется каким-то сниженным. Всего 100 лет назад оно было из разряда просторечных и в этом смысле недопустимых в официальной коммуникации. Или существительное «учеба». Для нас обычное, нейтральное слово, никакой сниженной окраски не содержащее. В гимназии царской России оно считалось не совсем корректным и уместным. Но в определенный момент эти слова были востребованы и нейтрализовались, мы спокойно их воспринимаем.

Сейчас в языке происходят те же процессы. Но поскольку сама объективная реальность очень быстро меняется, преобразования происходят ярко и динамично, то все процессы, проявлявшиеся в языке эволюционно, сейчас актуализируются и становятся очень заметными.

Что касается конкретных примеров, думаю, что человек, называющий себя училкой, в этом слове выражает оценочную позицию, которая складывается в обществе в отношении учителей. Думаю, здесь даже присутствует некая языковая игра: человек говорит о правилах и нормативности, но при этом так себя именует, чтобы данный конфликт, это речевое противоречие еще более ярко выразить, акцентировать на нем внимание.

– На президентском Совете одной из самых острых оказалась тема подготовки педагогов. ТюмГУ имеет в своей структуре три педагогических института и обеспечивает учителями, в том числе словесниками, образовательные учреждения не только нашего региона. То есть можно, наверное, говорить, что университет имеет определенный задел для решения обозначенных участниками заседания проблем и задач?

– О подготовке педагогов мнения неоднозначные. Если глядеть широко и объективно на всю картину, то, наверное, не только учителя, но и представители многих других профессий могут сказать, что и им четырех лет обучения недостаточно, и могут предложить вернуться к прежней системе. Возвращать хорошо – это привычно, понятно. Открывать для себя что-то новое, двигаться вперед, в неизвестность – это всегда пугает. И очень естественно и понятно, когда человек выбирает комфорт, спокойствие, многолетние привычки. Правда, в таком случае о движении вперед, в том числе в образовании, говорить, наверное, не приходится.

Кроме того, в том же педагогическом образовании сегодня объективно сосуществуют две системы. И, как показала практика, весьма эффективно. В нашем университете, например, есть педагогические направления, особенно с двумя профилями, где пятилетнее обучение. Здесь, по сути, и сохранено соотношение, которое было и прежде на специалитете. Поэтому говорить однозначно о том, что надо вернуть все в прежнее русло, я бы не стала. Есть минусы и в двухуровневой системе, существовали и в прежней. Переход на двухуровневую систему подготовки педагогов полезен уже тем, что дал предмет для сравнения, анализа и выбора наиболее оптимальных методов, формирования современной и эффективной системы педагогического образования.

Применительно к нашему региону и нашему университету, в частности, можно говорить, что педагогические направления пользуются спросом, абитуриенты активно на них идут, студенты успешно учатся. Преподавательская деятельность им интересна.

Если говорить про подготовку учителей-словесников на педагогическом направлении с двумя профилями (русский язык и русская литература), это образование, считаю, не стало хуже, скорее, даже лучше. Здесь появилось много дисциплин чисто педагогических, психологических, студенты получают дополнительные компетенции, например, в сфере взаимодействия за пределами предмета – с родителями, самими школьниками, друг с другом.

Я не побоюсь сказать, что педагогическое образование стабильно развивается. Еще один пример: в университете есть возможность получить профильное образование на бакалавриате (физика, химия и т.д.), а потом поступить в педагогическую магистратуру, где нарабатываются педагогические компетенции. Это явление стало достаточно распространенным. В итоге после магистратуры по педагогическому образованию с базовым бакалавриатом по определенному предметному направлению они приходят в школу более подготовленными, квалифицированными специалистами.

Благодаря магистратуре появилась возможность освоения новых направлений в педагогической подготовке – инклюзия, волонтерство, тьюторство… Если все их завести в программу одного направления подготовки учителей в рамках специалитета, совсем мало времени останется на профильные дисциплины.

– Если говорить о возможностях приобретения новых или дополнительных компетенций, в частности, по русскому языку, можно, наверное, и об элективах напомнить?

– Сейчас в учебных планах у нас нет специальной исключительной подготовки по русскому языку на непрофильных направлениях. Это обусловлено тем, что сейчас в школе дается достаточная база знаний (не знаю, как в других регионах, сужу по нашим абитуриентам). Не стали в большинстве своем дети меньше читать, пользуясь разными источниками чтения.

Тем не менее, в ТюмГУ у студентов всех направлений подготовки есть хорошие возможности для совершенствования своих знаний по русскому языку. Я имею в виду элективы, по русскому языку их достаточное количество. Радует, что наши студенты неравнодушны к этому, и не только гуманитарии, но и представители естественных направлений активно выбирают русский язык в качестве электива.

– Кроме элективов, что еще нового в университетском образовании есть в ТюмГУ на «заданную тему»?

– Я бы назвала это не новым, а определенными особенностями, состоянием дел в данном направлении вообще. Кроме того, что русский язык и русская литература изучаются по программам педагогического образования, есть отдельное направление подготовки (например, филология), где, собственно, тоже и про русский язык, и про русскую литературу. Это направление, кстати, тоже активно выбирается абитуриентами. Но там студенты чаще «прорисовывают» себе другую траекторию – на бакалавриате они получают предметные знания по языку и литературе, а дальше поступают в педагогическую магистратуру, получают педагогические компетенции. Такие выпускники чаще выбирают школу. Хорошие перспективы у них и для научной деятельности.

– Как заявила на совещании министр просвещения Ольга Васильева, только 30 процентов от числа поступивших на педагогические направления приходят в школу, столько же теряется на пути к званию учителя, остальные находят места более «хлебные» (даже президент заметил, что учительство – «не модная какая-то специальность, которая доходы приносит»). Что и на каком этапе необходимо делать, чтобы молодые люди приходили в университет на педагогические направления не за дипломом, а по призванию и за специальностью на всю жизнь? Или это вообще не вузовская проблема?

– Эта проблема и забота тоже комплексная и для многих структур. Вообще, считаю, учитель – хороший, отдающийся своему делу, – это не столько профессия, сколько призвание. Вроде тривиальная и распространенная истина, но абсолютно справедливая. Чтобы работать в школе (это я говорю, как бывший учитель), нужно иметь особенный склад характера, определенные психологические, эмпатические свойства, то есть уметь сопереживать, радоваться, печалиться вместе с детьми, искренне любить детей. Тогда можно считать себя хорошим учителем и рассчитывать на соответствующее отношение детей, их родителей, общества.

На стадии приема нельзя судить, получится ли из абитуриента педагог. Задача вуза дать человеку не только знания, профессию, но и возможность понять, его ли это дело. И чем раньше он это осознает, тем лучше для него, для школы, для окружающих.

– Еще одним большим направлением на президентском Совете стали вопросы «международной жизни» русского языка, его распространения, поддержки, привлекательности для иностранных граждан…

– На государственном уровне и сегодня хорошо поддерживаются программы продвижения русского языка. Ежегодно выделяются различные гранты, предполагающие выезд специалистов русского языка и русской литературы в различные страны для проведения занятий со школьниками, студентами, молодежью, преподавателями русского языка этих стран. Представители ТюмГУ, особенно Центра адаптационных практик и тестирования, активно в этом участвуют. Хочу отметить, что, несмотря на состояние политических взаимоотношений с нашей страной, интерес к русскому языку везде, где мы бывали, очень большой. А география нашего присутствия широка: Вьетнам, Китай, Узбекистан и многие другие страны, сейчас, например, наши коллеги проводят занятия в Болгарии. И хорошо, что Россия в этом направлении активно работает, это очень перспективно. Когда наши преподаватели демонстрируют, на что способны, это вызывает интерес, вузы хотят с нами сотрудничать, инициируют заключение соглашений.

Например, у нас с Цюйфуским государственным педагогическим университетом (КНР) очень длительные и прочные отношения. Сначала там работала преподаватель с кафедры русского языка ТюмГУ, а сейчас уже седьмой год преподает доцент кафедры общего языкознания Надежда Васильевна Разумкова. Причем, согласно правилам большинства стран, специалисты по иностранному языку не могут работать больше года в одном вузе. Но когда на наших преподавателей посмотрели в деле, продлили договор и раз, и два, и т.д. Они были очарованы методикой наших преподавателей, реакцией студентов и перешли на долгосрочные контракты.

Помимо этого, наш университет имеет богатый опыт организации различных международных мероприятий: олимпиад, конференций, круглых столов, телемостов, повышения квалификаций и т.д.

Некоторые наши студенты имеют статус Послов русского языка и работают за рубежом.

– Но большая часть работы в этом направлении проходит все-таки «внутри» – иностранные студенты, мигранты, их дети…

– Больше или меньше – не главный критерий. Работа за рубежом и «внутри» – два равнозначных направления продвижения русского языка, его популяризации в мире.

У нас есть подготовительное отделение, где иностранные студенты в течение года изучают русский язык. По окончании работа с иностранными студентами продолжается, например, организовываем поддерживающие курсы.

Много лет подряд проводим олимпиаду по русскому языку как иностранному. Сначала – только внутри вуза, через год-два вышли на городской уровень с участием иностранных студентов всех вузов города на нашей площадке. С каждым годом их число увеличивается, хотя и предолимпиадный отбор проводим. С прошлого года проводим олимпиаду по русскому как иностранному и для школьников. В ней участвовали дети мигрантов и иностранных работников уже не только Тюмени, но и из автономных округов и районов области.

Центр адаптационных практик и тестирования ТюмГУ активно сотрудничает с Комитетом по делам национальностей Тюменской области, с управлением по вопросам миграции, напрямую с мигрантами и иностранными рабочими, проводит для них экзамены по русскому языку, различные адаптационные курсы. Интересен и очень полезен День открытых дверей Центра. Собираются студенты, школьники, взрослые люди из числа мигрантов. Мы приглашаем сюда представителей различных структур власти, с которыми мигрантам приходится сталкиваться в повседневной жизни, проводим правовые консультации, круглые столы… Это важно не только для совершенствования языка, но и для усвоения российских норм, правил, культуры.

В общем, как мы здесь уже обозначили, Тюменский государственный университет имеет задел, и не просто определенный, а достаточно фундаментальный для решения поднятых на заседании Совета по русскому языку проблем и задач.

– И, соответственно, можно надеяться, что при столь пристальном внимании государства и просвещенной части общества русский язык не только останется великим и могучим, но и получит дальнейшее развитие и популярность?

– Думаю, да. Перспективы на развитие и продвижение очень реальные. Радует, что за рубежом интерес к нему действительно большой, а это, как заметил президент на совещании, прямое отражение отношения к нашей стране вообще, потому что в языке отражаются культура, менталитет народа, его взгляды на объективную действительность.

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

 


Поделиться