Куда пойти учиться? В ТюмГУ!

Куда пойти учиться? В ТюмГУ!

Образование 15 Июля 2008 686

Буквально считанные дни остались у абитуриентов, чтобы определиться с выбором вуза, в котором они хотят учиться. Заполучив сертификаты с результатами ЕГЭ, они щедро распределяют их по приемным комиссиям вузов, в каждом из которых тиражируют еще и по специальностям. Понять молодых людей можно, ведь стать студентом хочется сразу. Вот они и сводят, как им кажется, риски к минимуму.

Ситуация занимательная, хотя и изнурительная в необходимости нервно ждать победного результата. О том, как грамотней распорядиться баллами, полученными на ЕГЭ и стать студентом мы разговаривали с проректором Тюменского государственного университета по дополнительному образованию и филиалам кандидатом юридических наук Валерием Фальковым.

Без всякой пластики мы смогли сделать свое лицо еще более привлекательным.

- Валерий Николаевич, какое у вас сегодня настроение?

- Хорошее. Идем с опережением.

- То есть?

- Если сравнивать аналогичные показатели, то по сравнению с 2007 годом в наш университет уже подано на полторы тысячи заявлений больше (интервью состоялось 8 июля – прим.авт.) И это при том, что мы не берем заявлений от абитуриентов, у которых есть двойки.

- Ваш комментарий к происходящему.

- Такая ситуация меня, безусловно, радует. Между тем, я прекрасно понимаю, что это пока только заявления о намерениях поступать в наш вуз. Многие абитуриенты подают такие заявления на несколько факультетов и даже в несколько вузов.

Какой тут может быть комментарий. Несмотря на высокие требования и стоимость обучения, к нам идут, видя, что вуз последовательно становится лучше.

- Да уж говорите прямо: Тюменский государственный университет становится еще более привлекательным вузом.

- Давайте осторожней скажем: ТюмГУ становится умнее и мудрее. И без всяких пластических операций мы смогли сделать свое лицо еще более красивым. Смею предположить, что это нравится нашему абитуриенту.

- Требования ужесточились. А количество абитуриентов не то, что не уменьшилось, а наоборот – увеличилось. Не парадоксально ли это?

- Ничуть. Ужесточая требования, университет становится еще более привлекательным. Заявлены высокие претензии на качество образования и абитуриент это чувствует. В этом году мы ужесточили политику в своих филиалах. И это несмотря на демографические проблемы. Картина, которая пишется по итогам этой приемной компании, нас особенно не расстраивает. Она в разных городах своя. Но не катастрофическая. Мы решили твердо, что с двойками по ЕГЭ брать все равно не будем. Как вы думаете, может ли абитуриент, получивший по математике, к примеру, оценку менее 25 баллов, претендовать на получение университетского образования? Ведь он не усвоил школьный курс по одному из основных предметов.

- А вы сами как думаете?

- Конечно, нет и тут никаких дискуссий быть не должно.

- Но все равно цифры вас радуют.

- Пока не будем очень сильно проявлять свои чувства. Время Х еще не наступило. Но я могу уже сейчас объяснить некоторые причины абитуриентского аншлага. Мы провели серьезную профориентационную работу. Не на все сто. Но результат есть. Наша цель - стать более открытым для абитуриента вузом - почти достигнута. И таковым мы будем всегда. Не только в день открытых дверей, а с самого начала учебного года, то есть с момента, когда первокурсники придут в аудитории. Именно с первого сентября должна начинаться новая компания по поиску своего студента.

Рейтинг. Все решает рейтинг. А его формируют абитуриенты. И мода.

- Валерий Николаевич, вы достаточно молодой человек и, скорее всего, можете объяснить мотивы, которые двигали абитуриентами, принесшими свои заявления на ряд специальностей, которые для меня, например, выглядят не так привлекательно. Смотрите, на 8 июля первое место в конкурсе занимает специальность «таможенное дело». По меньшей мере, это не романтично. Дайте объяснения первым десяти строчкам рейтинга специальностей.

- Да, мы превысили цифры прошлого года, когда было подано всего семь тысяч заявлений. А сегодня у нас есть пара дней в запасе и уже 7700.

Что касается приоритетов нашей школьной молодежи, то она напрямую зависит от усилия …властей. Помните, совсем недавно с высоких трибун было заявлено о перепроизводстве экономистов, финансистов, юристов. И что мы имеем? Заявлений, например, на направление «экономика» в этом году меньше, хотя конкурс по-прежнему большой. Что касается таможенного дела, то тут все понятно. Картина за ближайшую неделю вряд ли изменится кардинальным образом. Там будет самый высокий конкурс и это свидетельствует о том, что в сознании молодых россиян государственная служба более привлекательна, чем что-либо другое. Несмотря на то, что звучали фразы о перепроизводстве юристов, все три специальности института государства и права популярны у абитуриентов. «Налоги и налогообложение» удерживают 4 строчку, «государственное и муниципальное управление», несмотря на то, что далеко не все его выпускники получают места чиновников, но свое девятое место в конкурсном рейтинге эта специальность не упускает. И на бакалавриат по специальности «юриспруденция» тоже немалый конкурс – 22,50.

- Таможенное дело, наверное, ассоциируется с последующим жизненным успехом. Место-то хлебное.

- Работать там можно. А хлебное оно или нет – это вопрос совести работника.

- Подводя итог сказанному, что для вас в первой десятке стало неожиданным?

- Удивлен тем обстоятельством, что экономика по сравнению с прошлым годом похудела на более, чем сто заявлений. Объяснение тут простое, люди в большинстве своем подвержены моде, у них формируются определенные модели поведения. И когда со всех каналов звучит мысль о перепроизводстве тех же экономистов, что им некуда устроится, то эта антиреклама дает свои всходы. Вторая причина в том, что далеко не каждый может себе позволить испытать судьбу, зная, что на эту специальность высокий конкурс. Взвешивая свои шансы, абитуриенты во многих случаях поступают как прагматики и реалисты. К тому же, если вы обратили внимание, мы сократили количество платных мест на экономику, ровно, как и на государственное и муниципальное управление, юриспруденцию, менеджмент.

Физики и лирики. Вечная тема

- Теперь посмотрите на нижнюю часть таблицы, на десятку менее привлекательных, по мнению абитуриента, специальностей. Откуда, например, такое прохладное отношение к музыке?

- Да не прохладное оно. Все зависит от того, как построена профориентационная компания.

- Да, мы с вами знаем, кто такой Емельянов. Правда, и Олеся Волык все же необыкновенная студентка. И, когда она поступала в наш университет, знала, кто такой Емельянов. Она на него и пошла. Думаю, пройдет немного времени, и абитуриенты будут выбирать не только специальность, но и педагогов. Станет важным не только где учиться, но и у кого учиться. Кстати, магистратура построена именно по этому принципу: учителя на первом месте.

По нижней десятке списка говорить много не буду, потому что причина тут одна: физику, химию, биологию наши абитуриенты знают не так хорошо, как гуманитарные дисциплины. Хотя провальных прогнозов у нас нет. Давайте подождем окончания компании. У нас есть некоторые идеи, как выиграть битву за абитуриента…

Как не остаться у разбитого корыта?

- Что вы такое говорите! Мне всегда казалось, что это абитуриенты должны мечтать учиться в том или ином вузе. А вы пускаетесь в погоню. Мир перевернулся.

- А что вы ужасного в этом находите. Мир действительно изменился и мы не должны сидеть как ленивые коты в ожидании, кто к нам придет. Процесс должен развиваться с обеих сторон. Да абитуриент должен желать учиться в нашем университете, и мы должны за него бороться.

- И вы считаете такие отношения нормальными?

- Да, надо отбирать абитуриентов и проводить с ними разъяснительные беседы. Согласитесь, далеко не все знают, что такое подлинники документов и почему их надо представлять сейчас. Не все хорошо ориентируются в межвузовской ситуации. И многие, разнося свои заявления в разные вузы, рискуют заиграться. Не имея надлежащего опыта и полной информации, можно просто остаться у разбитого корыта. И некоторые вузы, ведя конкурентную борьбу, используют порой сомнительные с точки зрения закона методы. Например, объявляют о том, что будут проводить зачисление до 1 августа. Тем самым как бы забывая о том, что 31 июля – резервный день для сдачи ЕГЭ. Конечно, быть первым всегда выгодней. Можно сливки снять. Тем более, когда абитуриенты на первых порах не слишком–то привязаны к вузу. Известно, что большинством движет желание поступить в вуз. А думать о том, куда поступил, абитуриент начнет, став студентом. Для многих это прозрение бывает запоздалым и непоправимым. Забрать назад документы, если ты уже стал студентом – это длинная бюрократическая процедура. Можно не успеть к зачислению в другой, более желаемый вуз. А если этот процесс связан с платой за будущее образование, то задача усложняется.

Что касается Тюменского госуниверситета, то мы будем проводить процедуру зачисления 4 августа.

- Дайте совет, Валерий Николаевич, как же сделать так, чтобы, нацелившись на пару вузов ничего не потерять?

- Надо внимательно изучать материалы приемной комиссии. Они каждый день обновляются. Следить неустанно. Во-вторых, если у вас хорошие баллы, и место в середине таблицы, то зачем испытывать судьбу где-то еще. Ничего сверхъестественного не произойдет за несколько дней до окончания приема документов. 31 июля – резервный день сдачи ЕГЭ не переменит враз картину. Чудес не бывает. Если школьник не смог сдать на пять, то на подножку поезда он прыгнет со средним баллом. Не выше. Другое дело, если абитуриент находится в нижней части списка. Таким я советовал бы следить за рейтингом на другие специальности. Нет уверенности в результате, можно прийти за советом к ответственному секретарю приемной комиссии Сергею Николаевичу Толстогузову или ко мне. Мы для этого и работаем, чтобы наши абитуриенты чувствовали себя комфортно в университете с самых первых шагов по его коридорам.

Государство любит физиков. Только пока об этом оно говорит шепотом

- Вернемся к нижней части нашей таблицы. Почему такой скромный интерес со стороны абитуриентов к таким специальностям, как физика, радиофизика, химия. Словом естественно-научные дисциплины не вызывают бешеного интереса. Почему?

- Потому что государству до сих пор не удалось убедить молодых людей в том, что, получив эти профессии, они будут чрезвычайно востребованы на рынке труда. А, получив работу, будут иметь возможность для интеллектуального и материального роста.

- Давайте уточним, дело в деньгах? Или в том, что на этих специальностях трудно учиться? А может, в школе интерес к физике совсем пропал?

- Я бы расставил причины в таком порядке: 40% - сложно учиться, столько же, а может и 50% - в том, что для молодежи тех, на кого хочется равняться, нет как раз физиков и химиков. И мы до сих пор не сумели убедить молодежь, что они могут здесь зарабатывать достаточно денег. И наоборот, куда ни посмотришь, всюду на экранах телевизоров экономисты и юристы. В их представлении именно они делают успешную карьеру. А вот среди физиков у нас разве что Жорес Алферов – наш Нобелевский лауреат мог бы стать примером для подражания.

- Позвольте с вами не согласиться. Верховная власть уже объявила обществу основной курс на развитие нанотехнологий. А тут пальму первенства будут держать физики и химики.

- Объявило. И слава Богу! Но государство инертно в реализации заявленных проектов. Хотя абитуриентам дан четкий сигнал, куда пойдут деньги и внимание государства.

- Пройдет немного времени и специалисты, окончившие естественные факультеты будут действительно нарасхват. Так учиться надо сейчас.

- И мы уже сейчас будем прилагать все усилия к тому, чтобы объяснить своим абитуриентов в пользе выбора именно этих специальностей, расскажем о тех перспективах, что им откроются уже на наших факультетах и после окончания университета.

- Вы можете гарантировать своим абитуриентам, что они будут приняты на данные факультеты?

- Те, кто подал документы, и имеют положительные оценки по ЕГЭ, могут почти не беспокоиться. Государство заявило о своем интересе к естественным наукам уже тем, что увеличило число бюджетных места на все специальности физического и химического факультетов.

- Относительно их будущего вы можете больше меня рассказать.

- Я им завидую. Некоторые, к примеру, продолжают свое обучение в Англии, как выпускница ТюмГУ Наталья Иванова, другие – работают в иностранных компаниях, в нефтяной отрасли. Все выпускники физического факультета находят работу, будучи студентами. Эти данные неоспоримы. А вот в школу они идти не хотят. И это большое заблуждение, что химикам и физикам «грозит» только школа. И следует особо подчеркнуть, что физика и химия никогда не станут массовыми профессиями. Им по рейтингу интереса со стороны абитуриентов никогда не догнать юриспруденцию. И не надо этого ожидать. По моему глубокому убеждению, на эти специальности поступают именно те, кто четко знает, что это им нужно. По-другому быть не может. Это мировая практика.

- Вы можете сделать вывод о том, что российские школьники ориентированы больше на гуманитарные науки? Или все же физиков среди них не меньше?

- А вы возьмите результаты ЕГЭ, и вам все станет ясно. Четверть школьников получили двойки по математике. Это свидетельствует лишь об одном – эти ребята не усвоили математику в объеме школьного курса. Еще примерно такая же часть хоть и сдали на три, но их баллы у опасной границы с двойкой. И какую специальность такие ребята должны избирать? Физику?

- Другой разговор надо здесь вести. Мне кажется ЕГЭ по математике надо разделить на два уровня: для физиков и лириков. Для тех, кто собирается на естественные факультеты и для тех, кто избрал гуманитарные науки. Думаю, мы к этому все равно придем. Согласитесь, готовить гуманитария без математики можно.

- А вы можете объяснить, почему сегодня в споре физиков и лириков, победу одерживают последние?

- Мне кажется, потому, что все они выросли в лихие девяностые, когда у общества были другие приоритеты, успешней выстраивали карьеру экономисты, менеджеры, финансисты, юристы…

- Ну, а лет через пять-десять кому молодежь будет подражать, физику или лирику?

- Думаю, лирикам. Но при этом прагматикам. И у молодежи будет проявляться устойчивый интерес к физике и другим естественно-научным дисциплинам. Бешеного конкурса мы там не получим, но молодежь будет выбирать теплофизику и радиофизику, химию и инженерию.

Юристы правят страной. И миром?

- Кстати, я у вас не спросила, а из кого выходит больше начальников?

- Пока из гуманитариев. И у меня на этот счет аргумент убийственный – президент нашей страны – юрист, председатель правительства – тоже юрист. И губернатор Тюменской области – тоже юрист…Продолжать? Президент США – юрист, канцлер Германии – юрист…

- Да, да… Владимир Ильич Ульянов – Ленин – тоже был юристом. Но не все становятся президентами.

- Шансы стать начальниками равны, что у физиков, что у юристов. Но я бы хотел особо подчеркнуть другую мысль, что у всех, неважно на какой специальности и на каком направлении они учатся, есть совершенно одинаковые шансы стать серьезными профессионалами. И надо видеть, что Россия сегодня на подъеме. Работы хватит всем, и шансы на успех у всех равные. Мы уже прошли стадию первоначального накопления капитала. Теперь очередь за свершениями. Совершенно убежден, настало время для карьерного роста для всех, физиков и лириков. Особо хотел бы обратить внимание, карьерного успеха следует ждать не благодаря счастливому случаю, как было еще совсем недавно. Успешными будут настоящие профессионалы. Хотя удачу тоже никто не отменял.

Пять лет в ТюмГУ – отличный старт в карьере

- Диплом Тюменского государственного университета – это тире карьера?

- Вообщем-то да. Если ты имеешь университетский диплом, то двигаешься по ступенькам. Кто-то быстрее, кто-то медленнее. Здесь важны еще и личностные качества.

- Скажите, у кого из 13 лучших выпускников ТюмГУ 2008 года удачней сложится дальнейшая карьера?

- Блестящая, на мой взгляд, политическая карьера будет у Ирины Брагиной. У нее уникальное сочетание ума, умения держаться на публике и желания жить той жизнью, которую она выбрала.

Про деньги

- И еще один вопрос, про деньги. Говорят, в ТюмГУ дорого учиться.

- А почему мы должны этого бояться? Хорошее качественное образование не бывает дешевым.

- А ваши оппоненты тоже это могут сказать. При этом у них на тысячу дешевле.

- Я им отвечаю: мы не берем с двойками. И потом финансовая тема слишком политизирована. На этот счет у меня есть другой серьезный аргумент абитуриентам: если хочешь учиться бесплатно, поступай на бюджетное место. У всех тут шансы одинаковые, через Единый государственный экзамен. Мы получаем сертификат с баллами, которые изменить никак не можем. Что касается суммы за год, то в МГУ она равняется 280 тысячам, а в Высшей школе экономики – 350 тысяч. Много у нас или мало? Смотря с чем сравнивать.

Про будущее

- Мы недавно опубликовали новость о том, что физический факультет ТюмГУ начал дружить с 25 школой областного центра, где будет размещаться академия. Положено начало новой политике в отношении будущих абитуриентов?

- Именно так. Мы намерены создать на базе университета городскую школу одаренного ребенка. Будем приглашать будущих географов, физиков, химиков, биологов. А преподавать им будут наши профессора. Планку тем самым мы повысим. И ребята, надеюсь, станут нашими студентами. Это осознанный выбор. Мы считаем, школе надо помогать. А кто это должен делать в первую очередь? Уверен, университетские педагоги.

Хочешь работать в Австралии? Пожалуйста.

- Валерий Николаевич, еще одна тема, которую любят обсуждать молодые люди: куда поехать работать?

- А хоть куда. И пора уже перестать восхищаться теми, кто устроил свою судьбу и карьеру на Западе. Для выпускников нашего университета «распределение» в Австралию уже не новость. Я нисколько не преувеличиваю. Многие выпускники института математики и компьютерных наук получают приглашения поработать на Зеленом континенте. И не только там. У них в студенческие годы есть возможность сдавать экзамены всемирно известной фирме Cisco, что в дальнейшем открывает пути в профессию не только у нас, но и в мире. То же самое я могу сказать в отношении выпускников других факультетов. Кто хочет, получает европейское приложение к диплому.

Еще два слова про заграницу. Раньше мы восторгались тем, что кто-то из профессоров поехал за границу поучиться. Сейчас для преподавателей нашего университета командировка в Европу и Америку – норма. ТюмГУ дружит с ведущими европейскими университетами, а наши профессора читают там лекции. Что мешает нашим студентам поехать на пару семестров в дружественные университеты? Ничего. Было бы желание хорошо учиться. Можно учась в Тюмени, получать стипендию Оксфорда. А это три тысячи рублей в месяц. И таких счастливчиков у нас будет 100 человек. Есть повод подумать? Я полагаю, что да.

Ирена Гецевич
«Университет и регион», № 28


Кстати, мы завели канал в Telegram, где публикуем самые интересные новости из жизни Тюменского госуниверситета. Если вы хотите одним из первых читать эти материалы, то подписывайтесь: https://t.me/tyumen_university

Рубрики
Поделиться

Cмотрите также