Игорь Реморенко: В системе человек – нейроинтерфейс всегда будут востребованы люди

Игорь Реморенко: В системе человек – нейроинтерфейс всегда будут востребованы люди

21 Апреля 2017 13

В Тюмени в рамках просветительского проекта «Современный университет: проблемы и перспективы», реализуемого Советом ректоров вузов Тюменской области совместно с правительством региона, ряд открытых лекций, в том числе в Институте психологии и педагогики ТюмГУ, провел известный педагог и организатор, ректор Московского городского педагогического университета Игорь Реморенко. В ходе напряженного рабочего визита он выкроил время для интервью телерадиоканалу ТюмГУ «Евразион-ТВ».

Реморенко.jpg

– Игорь Михайлович, в жизни часто бывает, что идеал недостижим. Также известно, что вы со своим университетом стремитесь помогать достичь недостижимое. Каким вообще вы видите идеал педагога современной школы?             

– Современная педагогическая работа – это сложный коллективно-распределенный труд. Где-то нужны учителя, которые помогают ребенку определиться со своим собственным интересом и найти необходимое содержание образования во всем многообразном культурном окружении: в интернете, в музеях, в библиотеках, в кино, где угодно. Это одного типа квалификация.

Второй тип – это педагоги, которые сами несут какое-то содержание, работая с детьми, могут вдохновить, зажечь на занятие какой-либо деятельностью. Они, скорее, ученые-исследователи какой-либо проблематики. Хотя необязательно институализированы, т.е. необязательно защищающие диссертации, необязательно входящие в какие-то научные коллективы. Они могут зажечь детей! И это – другой тип, другой педагогический навык.

Как правило, первый и второй типы редко сочетаются и даже в чем-то противоположны друг другу.

В современной педагогической реальности появляется много функций, которые сопровождают работу с детьми с особыми нуждами – аутизм, ограниченные возможности здоровья и т.д. Здесь необходима другая педагогическая квалификация, в чем-то очень требующая усидчивости, настойчивости, большего внимания… Это другого рода педагогические навыки, принципиально иные усилия.

Если говорить об общих компетенциях, то и первым, и вторым, и третьим нужно уметь работать в команде, понимать, как они дополняют друг друга, слышать друг друга, достигать общих образовательных результатов.

В общем, для меня педагогическая работа – это не один какой-то идеальный педагог, которого все копируют, а сложно организованный с разных позиций труд.

– Каков, на ваш взгляд, главный вызов современной школе?

– Это предельно открытое, кишащее очень огромным количеством соблазнов информационное пространство вокруг современной школы: кино, телевидение, интернет, социальные сети, другие источники информации. И нужно уметь иметь с этим дело. Не отвергать и не убеждать, что это все неправильно. Наоборот, всасывая информацию, перерабатывая, строя к ней критическое отношение, научить детей быть не рабом всего этого, а быть его капитаном, уметь возглавлять свое собственное движение в этом большом информационном поле. Мне кажется, в этом главный вызов и ответы на него.

– Тюменский университет вырос из педагогической шинели, вы знакомы с его деятельностью как коллега, бывший замминистра. Как бы оценили его педагогический потенциал?

– Сибирь вообще славится пассионарностью, настроенностью на новое, и мне кажется, эти традиции и удерживают некоторые принципиальные особенности сибирских университетов. Тюменский университет как органичная составляющая города тех, кто осваивает новое как в плане территориального развития, так и в плане новых знаний, безусловно имеет огромный потенциал. В его основе лежат мощная деятельностная составляющая, богатые культурные традиции.

– В своих лекциях вы много говорите о будущем. В связи с этим вопрос больше, наверное, как к математику. Представим, что нейроинтерфейс общается со школьником, миссия учителя в чем тогда будет заключаться? Вообще, останется ли профессия педагога или его функции заменят нейроинтерфейсы?

– Коллеги иногда шутят, что будущий ученик – это робот, учитель – тоже робот и т.д. Но существует глобальное отличие человека от роботизированных нейросистем, с которыми мы имеем дело. У него все-таки есть особенность прочитать, проанализировать, что сделала роботизированная нейросистема, и ответить на нее… не из соображений логического действия, а из соображений простой человеческой вредности. И это невозможно угадать никакой системой. Вредность – она по принципу: просто сделаю наоборот.

В математике есть теорема Гёделя о неполноте. Если говорить упрощенно применительно к нашей теме, то, согласно этой теореме, какой бы логически замкнутый набор высказываний вы ни построили, всегда он будет неполным. В нашем контексте – всегда можно вывернуться и сказать что-нибудь не то. Поскольку эта функция «вывернуться из вредности» и сделать что-либо «не то» есть у человека, гарантировано всегда, что в системе человек – нейроинтерфейс всегда будут востребованы люди.

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ


Поделиться