Игорь Чубаров: Мы очень вовремя начинаем «оцифровывать» гуманитаристику

Игорь Чубаров: Мы очень вовремя начинаем «оцифровывать» гуманитаристику

6 Октября 2017 1645

Институт социально-гуманитарных наук с 1 октября получил официальную прописку в структуре ТюмГУ. В этом интервью его директор доктор философских наук Игорь Чубаров дает некоторую информацию о себе и своем видении строительства нового института.

И.М. Чубаров DSC_1082.jpg 

– МГУ, РГГУ, РАН…  Карьера, звания, признание… Тем не менее, Игорь Михайлович, еще в марте во время одного из визитов в ТюмГУ вы заявили, что «интересно сюда приезжать, может быть, даже жить здесь, если получится». Вот вы здесь. Почему и как?

– Меня с этим краем что-то постоянно связывало. Мать родилась неподалеку, в Ирбите. Ее родственники оказались в Тюменской области. Сам я, правда, родился в Курске, школу закончил в г. Рославль Смоленской области, затем уже 30 лет живу в Москве. Помню, в детстве мы получали письма из Тюмени, из Винзилей от маминой родни, еще на старых конвертах. Собираюсь наладить с ними контакт.

Это к вопросу о том, почему в Тюмень интересно приезжать и жить здесь. А еще потому, и это главное, что плачевное различие между центром и периферией, столицей и провинцией надо срочно преодолевать в городской реальности, а не только в сетевой виртуальности, в том числе с помощью таких больших и амбициозных проектов, как реформирование, преобразование университета на основе новых цифровых технологий, в котором я хочу участвовать.

Да, в моей профессиональной биографии философский факультет МГУ, работа в РГГУ, в котором я занимался издательскими проектами, в Институте философии РАН трудился более 17 лет. Пора поделиться своими знаниями, опытом, в том числе организационным, которой я приобрел в Москве, работая более 25 лет в философском журнале «Логос».

Что касается «как»… У меня был интерес к проекту «Школа перспективных исследований» ТюмГУ. Решил познакомиться с ним ближе, так как меня всегда интересовали новые проекты реформирования университетов. Проект показался мне интересным. Приехал послушать, посмотреть, потом пригласили в качестве эксперта. Вначале речь шла о консультации магистерских программ и ядерной программы для бакалавриата, приезжал по этим темам сюда уже в текущем году.

Довелось общаться с ректором и его командой, Валерий Николаевич Фальков заинтересовался моими проектами. У руководства университета уже давно вызревала идея создания нового института, объединяющего гуманитарные направления, и мне предложили его возглавить. Потом была работа по оргподготовке этого проекта – летом этого года я участвовал в стратегических сессиях ТюмГУ вместе с коллегами из Сколково.

Сегодня здесь мое основное место работы, которую я буду удаленно совмещать с МГУ, где я участвую в мегагранте РНФ 2017–2020 гг. Это поможет нашему институту в интенсификации связей и установлении столь необходимых нам контактов с коллегами из Москвы, прежде всего МГУ, РГГУ, ВШЭ и РАНХиГС.

Кроме того, я хорошо знаком с западным контекстом передовых гуманитарных исследований и надеюсь, что нам удастся завязать новые и содержательно развить имеющиеся отношения с зарубежными университетами и научными центрами, прежде всего в Германии, в Европе вообще, в том числе восточной, США и др.

– Вы сторонник мультидисциплинарности в обучении. Это понятие – модное течение или возвращение к хорошо забытому старому, когда считалось, что спец в любой профессии должен быть эрудирован чуть ли не по всей гамме знаний?

– На самом деле призывы к мульти- и междисциплинарности действительно иногда звучат плакатно, но не всегда и не все до конца понимают, что это и зачем нужно. Я бы сказал, что надо различать интердисциплинарность (буду так это называть) в науке, научных исследованиях, технологиях и в обучении, образовании. Это совершенно разные понятия. Меня больше интересует такой принципиальный момент: интердисциплинарность, переходящая в трансдисциплинарность, и даже постдисциплинарность. Что это значит? В рамках нашего новорожденного института речь идет просто о том, чтобы совместить научные интересы филологов, лингвистов, философов и историков вокруг общих научных проектов. Как это делать, на какой основе, с какими целями? У нас на этот счет есть ясное понимание.

Трансдисциплинарность означает, что исходные дисциплины ни в коем случае не упраздняются и не превращаются в каких-то «кентавров», с потерей уровня исходных дисциплин. Наоборот, дисциплины здесь обогащаются знаниями друг друга, методами, которые преподаватели и научные сотрудники приобрели в своих областях. То есть логика приставки «транс» означает, что какие-то отдельные дисциплины делают рывок за пределы своей дисциплины. Поэтому они не теряют своего предмета, а наоборот, расширяют его, углубляя гуманитарные исследования.

– По одному из ваших выступлений можно заключить, что наличие ученых степеней, званий и прочих заслуг не может быть гарантией права на преподавательскую деятельность. Что может?

– Здесь два момента надо выделить. Во-первых, педагогика. Преподавать – это призвание. Не всякий ученый способен поделиться своими знаниями, а только тот, который имеет к этому предрасположенность, и преподает он в том случае хорошо, если у него к этому, так сказать, душа лежит. Но, во-вторых, важно и то, чем именно он собирается и способен поделиться. Наличие степени здесь необходимое, но недостаточное условие качества преподавания.

В нашей стране сложилась ситуация, когда с гуманитарной наукой в регионах дела обстоят не лучшим образом. Не секрет, что у нас в гуманитарных областях можно назвать всего несколько имен тех ученых, которые занимаются исследованиями на достаточно высоком, общероссийском и мировом уровне. И меня для того и пригласили в ТюмГУ, чтобы организовать научно-исследовательскую работу и соответствующее преподавание  – открыть исследовательские лаборатории, магистерские программы, в которых преподаватели смогли бы предлагать и тестировать свои оригинальные, даже экспериментальные идеи, разрабатывать элективы, но развивать и общие курсы для бакалавров по фундаментальным научным направлениям.

Второй момент. Гуманитарные знания предполагают не только передачу знаний и компетенций, не только воспроизводство знания, но и его расширение и способность изменять человека. Другие науки на это не претендуют. В естественных науках, например, есть определенная предметная область, о которой человек получает какие-то сведения, но в личностном плане, по сути, может и не меняться, не расти, тогда эту функцию берут на себя другие источники «личностного» роста – религия, идеология.

– В перспективных направлениях Института социально-гуманитарных наук обозначен ряд интересных дисциплин…

– Я участвовал в разработке проекта объединенного института с того момента, когда меня пригласили в качестве эксперта. Поэтому в большинстве пунктов, связанных, в частности, с наукой, уже есть и мой вклад. И у нашей команды, а у меня целых четыре заместителя и два помощника, разумеется, есть общая картина, как все это можно сделать.

Новые направления научных исследований достойны отдельного разговора. Отмечу одну их общую особенность – они будут строиться по принципам Digital Humanities, связанным, например, с применением методов Big Data к гуманитарным исследованиям. Иными словами, мы будет объединяться и двигаться за пределы своих дисциплинарных границ на основе внедрения цифровых технологий в гуманитаристику. Можно, наверное, даже сказать, что основным мотивом и первопричиной объединения гуманитарных институтов являются вызовы, связанные с цифровой эпохой, с изменением основных медиумов, режимов распространения информации и типов знания, появления новых антропологических идентичностей и видов коммуникации.

Вообще, переход от аналогов к цифре давно состоялся, а в гуманитарных науках он только сейчас происходит, причем довольно медленно. Но, с другой стороны, в этом есть и положительный момент – мы в этой области ни от кого не отстаем даже в мире, начинаем эту реформу очень вовремя. Хотя, разумеется, это очень сложный процесс и требует очень серьезной подготовительной проектной работы и соответствующих, высокого уровня специалистов, имеющих наработки в этой области. У нас, к счастью, есть такой коллега, наш бывший соотечественник, профессор компьютерных наук  Городского университета Нью Йорка Лев Манович. Он этими вещами хорошо владеет, успешно применяет Big Data в гуманитаристике, распознает большие данные. В ближайших планах Института его мастер-классы в ТюмГУ. Мы хотим пригласить в наши исследовательские команды и других талантливых специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга, соседних университетов Урала и Сибири, западной и восточной Европы.

Помимо Big Data можно говорить и об ИНС – искусственных нейронных сетях. Было бы интересно, например, применить софт, разработанный на основе соответствующих алгоритмов для обработки данных, связанных с профессиональными показателями наших ученых, чтобы выявить наиболее перспективные исследовательские ресурсы.

– Учебный год начался. Как будет проходить строительство Института, что ожидает студентов, поступавших в формально иную структуру?

– Наш ректор, Валерий Николаевич Фальков, говорит, что сегодняшние студенты по окончании курсов многопрофильного обучения получат стандартный диплом Тюменского государственного университета. Мы надеемся, что наряду с расширенными компетенциями, позволяющими современному человеку легко найти свое место в жизни, они получат и более глубокие знания в гуманитарных науках.

Что касается строительства – пока продолжается проектная работа. Один из ближайших этапов – мониторинг местного кадрового ресурса. Крайне необходимо выяснить, кто хотел бы и смог предложить перспективные и жизнеспособные исследовательские проекты, подобно, например, нашим талантливым историкам, создавшим весьма успешную лабораторию исторической географии и регионалистики, а в настоящее время работающим над развитием нового интересного и перспективного направления – историко-экологической антропологии. Очень важно, что люди берут на себя такую ответственность.

Понятно, что из множества лабораторий, которые мы в результате организуем, останутся и будут иметь какое-то продолжение, скорее всего, единицы. Но сейчас каждому желающему надо дать возможность подготовить проекты, собрать команду, пригласить, если нужно, релевантных специалистов из-за рубежа и наших центров – проконсультировать или даже возглавить их, как это бывает в совместных грантах, как это делается в Школе перспективных исследований нашего университета.

Вот такая работа предстоит нашей команде в ближайшей перспективе – создание своего рода исследовательского института, так как мы ориентируемся не только и даже не столько на массовое образование, сколько на то, ради чего вообще существует современный университет, где люди могут позволить себе заниматься наукой именно в университетской среде, а не только в каких-то специализированных институтах. Уже следующим шагом мы рассчитываем повысить уровень и образовательных программ, открыть новые магистерские направления, повысить качество преподавания для бакалавриата и т.д.

Такие задачи ставит перед нами само время, наше общество, министерство образования и науки, наш ректор и управленческая команда Проекта 5-100. За счет этого мы будем расти, повышать наши рейтинги, авторитет университета, но главное – создавать новую гуманитарную среду, в которой наши студенты, аспиранты, преподаватели, ученые, управленцы и культурные горожане могли бы достойно и интересно жить.

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ


Поделиться