Логика эволюционных последствий информационного взрыва

Логика эволюционных последствий информационного взрыва

20 Декабря 2017 2931

В век информационного взрыва появились клиповое мышление, информационный серфинг, возникает тот самый когнитивный сдвиг, о котором сегодня много говорят. На эту тему рассуждает доктор физико-математических наук, профессор Владимир Кутрунов.

В.Н. Кутрунов.jpg

Сегодня информация удваивается каждые два года, и в эту среду попадают дети, студенты, педагоги, все мы, и надо ухитряться жить в такой среде.

Футурологи, наподобие Рэймонда Курцвейла, имеются в ряде крупных фирм, чтобы прогнозировать их работу. Утверждают, что в своих прогнозах этот футуролог не сделал ни одной ошибки, и он предполагает, что к 2025 году появится массовый рынок гаджетов-имплантатов. Многие из электронных средств, что в данный момент в наших карманах, будут внедрены в организм и даже напрямую соединены с мозгом.

Что сейчас происходит в информационном пространстве? Мгновенный доступ к информации, развитие носителей информации, средств доступа к ней и почти достигнут технический предел. Мы мгновенно можем получать любую информацию. Но человек при этом все равно не справляется, так как его органы чувств и мозг не справляются ни с получением, ни с обработкой огромного объема информации. То есть технический подход никак не решает проблемы.

Способ борьбы с информацией – так называемый «информационный серфинг» – придумали дети. У детей есть врожденный безусловный рефлекс, который заставляет их попытаться охватить всю информацию, с которой встречается. И когда такая информация появляется, они начинают ее поглощать, при этом, поскольку эта информация слишком огромна, то поглощать они ее могут единственным способом – скользить по ней, не останавливаясь, пропуская сложные и длинные вещи.  Из-за экспоненциального роста этот способ движения по информации, видимо, станет единственным возможным в будущем.

Привычка скользить превращается в условный рефлекс, потому что доставляет радость легкость щелкания кнопкой и перехода к следующему блоку. Человек скользит по информации и ничего другого больше делать с ней не хочет. Это становится единственным действием с информацией. На основании этого единственного способа работы с информацией возникает целый ряд следствий. Они давно известны и доступны для каждого пользователя интернета: цифровая амнезия, клиповое мышление и функциональная неграмотность.

Клиповое мышление, родившееся в виртуальной информационной среде, становится представлением уже обо всей реальности. Цифровая амнезия – попытка не запоминать все то, что мы можем получить через электронные вещи, но привычка не запоминать электронную информацию приводит к тому, что долговременная память вообще перестает работать. Чтобы она работала, ее нужно постоянно тренировать, иначе долговременная память вообще атрофируется.  Функциональная безграмотность образуется от того, что вся информация становится очень компактной, и человек мало читает.  Дети не хотят читать еще до школы. Вместо этого они хотят смотреть фильмы, потому что это более ярко, динамично. Чтение сказок становится не той информацией, которую хотят поглощать дети. Следовательно, словарный запас становится на 30 – 50 процентов меньше, чем у того поколения, которое было всего 10 –15 лет тому назад.

Здесь возникает тот самый когнитивный сдвиг, о котором сегодня говорят. Дети приобретают новые способности, становятся специалистами по процессам, могут скользить по ним и находить информацию по ее случайным бликам. Проблема в том, как эту информацию понять, разложить и запомнить.

В итоге три следствия – человек с плохой памятью, с плохим логическим мышлением, с плохой речью и письменностью. Это новое поколение уже сегодня занимает около 80 процентов. Однако надо понимать, что параллельно с этим развиваются новые способности, которые еще надо понять. Отсюда вытекает необходимость новой педагогики.

Есть еще четвертое следствие. Оказывается, этому процессу подвержены далеко не все (оставшиеся 20 процентов). Правда, директора некоторых тюменских школ утверждают, что только пять процентов не подвержены этому, то есть таких, у кого хорошая память, хорошее логическое мышление и хорошие письменность и речь. Но есть предпосылки, что в будущем они и вовсе исчезнут, потому что объем информации увеличивается, скольжение по информации вырастает.

Продуктивны ли названные «80 процентов», способны ли они вообще что-нибудь производить? Ответ положительный. Этот ответ был известен уже давно. Приведу два примера. 

В шестидесятые годы прошлого столетия академик Будкер придумал «круглый стол». За этим круглым столом собрались люди, которые создали ускоритель на встречных пучках передового уровня. Причем совершенно обыкновенные люди. По отдельности никто из них не мог решить проблему, смогли только совместно, собрав некий паззл.

Второй пример. Игра «Что? Где? Когда?». За минуту продуцируется ответ на вопрос, при том, что никто из участников не знает правильного ответ и не уверен в правильности своего предположения. Даже когда они произносят его, не знают, правильный ли он. Узнают они об это только от модератора.

Вывод: люди, которые не знают правильного ответа, не обладают полной информацией, собираясь вместе, способны производить определенную продукцию. Вот откуда происходит получившее сегодня широкое распространение обучение «работе в команде».

Есть и четвертое следствие, относящееся к тем «20 процентам». Люди, у которых нет памяти, речи, письменности, – это не пропащие, наоборот, будущее нашего человечества.  Дети- это наша данность. Нам надо научиться работать по-новому, извлекать эффект из новых способностей и нового времени. Но это тема отдельного обстоятельного разговора.

 

 P.S. Данная публикация – только небольшие заметки из исследования на тему «Логика эволюционных последствий информационного взрыва». Подробнее с ними можно познакомиться здеcь.

 

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ


Поделиться