Александр Сорокин: Историки и история пребывают в замечательной стадии поиска

Александр Сорокин: Историки и история пребывают в замечательной стадии поиска

31 Июля 2018 3393

В июне на заседании Ученого совета ТюмГУ тайным голосованием избраны руководители 25 кафедр. Заведующим кафедрой отечественной истории стал представитель томской исторической школы Александр Сорокин.

Сорокин IMG_4694.jpg

– Александр Николаевич, для начала банальный, но неизбежный в нашем случае вопрос: какими судьбами в Тюменский госуниверситет?

– На определенном этапе личного развития каждому ученому хочется, наверное, сделать какой-то новый шаг в своей научной, образовательной деятельности. Нередко для этого чего-то не хватает. Для меня на этот раз «звезды сошлись». Во-первых, понял, что шаг этот пора делать, в частности, в научном плане внести некоторые коррективы в свою деятельность в плане расширения предмета исследования и встраивания в мировую повестку. Во-вторых, реальные возможности для саморазвития и более эффективной реализации своего потенциала, которые предоставляет Тюменский госуниверситет.

Как бы ни банально это звучало, на такие мысли меня побудила команда, которая здесь есть. С ректором Валерием Николаевичем Фальковым мне довелось познакомиться в марте, когда он был Томске. Общение, правда, велось в рамках проблематики взаимоотношений и взаимовлияний региона и университета, т.е. никак не связанного с кадровым вопросом направления. Потом удалось пообщаться с некоторыми другими представителями ТюмГУ. Я понял, что ректор, его команда – это люди, ориентированные на развитие, на реальные действия, на качественные изменения, что здесь действительно такой университет, который активно развивается, ищет свою нишу.

– И вы проявили инициативу?..

– У каждого молодого ученого наверняка есть (если не лукавить) резюме, которое «висит» на headhunter или иных сервисах по поиску работу. У меня тоже. Увидев объявление ТюмГУ об открытой вакансии, заявился на нее. На самом деле на вакансии от интересных из моей профессиональной сферы организаций откликался периодически. И воспринимал это как элемент соревнования, хотя серьезных намерений менять место работы не было. В Томске у меня есть несколько неплохих проектов, была преподавательская позиция. Затем поступил звонок от проректора по персоналу и оргразвитию ТюмГУ Андрея Сергеевича Латышева. Он предложил приехать в Тюмень.

По приезде сюда утвердился в своем первоначальном мнении об университете. И город очаровал. Тем более, что я фанат биатлона, а Тюмень, как известно, является одним из мировых центров этого замечательного вида спорта.

Такая совокупность факторов – внутренний поиск и привлекательные внешние обстоятельства – определила мое решение (официально участвовать в конкурсе на замещение должности зав. кафедрой ТюмГУ).

– Так уж исторически сложилось, что с 1973 года, когда первым ректором нашего вуза в статусе университета стал томич Игорь Александрович Александров, его земляки довольно регулярно пополняют ряды профессорско-преподавательского состава ТюмГУ, несут сюда элементы авторитетной томской научной школы. Вы тоже что-то «везете» оттуда?

– Одна из основных сфер моих научных интересов – история науки и высшего образования (у меня диссертация по истории физики в Сибири). Работая в этой теме, я убедился, что Томский университет действительно внес большой вклад в развитие научных школ разных университетов. С биографией И.А. Александрова знаком, поскольку довелось участвовать в нескольких изданиях о профессорах, ректорах томских университетов.

По поводу «везете»… Если мыслить в логике научных школ, да. Я принадлежу к научной школе по истории науки и образования в Сибири, сложившейся в ТГУ в 90-е годы. Руководитель Фоминых Сергей Федорович. Проблематика истории науки и образования интересна тем, что позволяет, с одной стороны, глубоко изучать процессы, происходившие в конкретном регионе, с другой, имеет отличные возможности и выходы на междисциплинарность и формирование совместного языка исследования. Потому что для написания истории физики или биологии, например, надо погрузиться в них, понимать хотя бы их основы, чтобы твоя оценка тех событий и тех исследований была адекватной. И, с третьей стороны, – это возможность включиться в мировую исследовательскую повестку.

– Со своей научной школой «разводиться» не планируете?

– Безусловно, я буду поддерживать контакты со школой, открывшей мне путь в науку. Тем более сейчас, когда у меня идет активная работа над докторской диссертацией, которая в большей степени посвящена сфере высшего образования в Сибири. Более того, в ТГУ есть незавершенные проекты. Один грант сейчас пытаюсь перевести сюда, в ТюмГУ, а вот другой невозможно в силу условий грантодателя.

С другой стороны, понимаю, что здесь, на кафедре, специалистов именно по истории высшего образования практически нет, у коллег другие сферы научных интересов. Я не считаю необходимостью настаивать на своем направлении исследований. Ставка на поиск исследовательского фокуса, в который могли бы включиться коллеги как по кафедре, так исследователи из иных сфер знания.

Я считаю, что мой переезд в первую очередь открывает новые возможности для взаимодействия и сотрудничества как с томскими исследователями, так и с российскими и зарубежными коллегами. А те проекты, которые уже были начаты в Томске, смогут получить новый виток развития в ТюмГУ.

– Вы успели познакомиться с новыми коллегами, их деятельностью?

– Да, с большей частью коллег удалось встретиться и пообщаться лично. Это была одна из основных задач – познакомиться лично, переговорить с каждым (ведь пока я немножко «варяг» для них), чтобы у нас было взаимопонимание, чтобы мы смогли эффективно работать дальше.

Также как историк науки и образования я знаком с исторической школой ТюмГУ, с деятельностью Павла Ивановича Рощевского, с которого начинался послевоенный период исторической науки, и ряда его соратников.

– С учетом прежнего опыта и существующими реалиями какой вы представляете работу вверенной вам кафедры?

– Вообще кафедра как институция сейчас находится в кризисе. Кафедра в общепринятом понимании – это структура, где идут такие базовые процессы, как исследования, образование, инновации. Процесс образования протекает преимущественно в рамках образовательной программы. Есть её руководитель, он, по идее, формирует дисциплины, которые там должны быть, соответственно, ищет людей под эту программу. Исследовательские проекты развиваются несколько по-иному, но и там есть руководитель проекта и коллектив. Естественно, возникает вопрос о роли кафедры в этих процессах. И некоторые университеты от них в принципе отказываются. Например, в Томском политехническом нет кафедр, там есть отделения. Не скажу, что это правильный, плохой или хороший вариант, но факт есть факт.

Кафедра может существовать и эффективно развиваться только тогда, когда есть определенный фокус, прежде всего, исследовательский, вокруг которого объединены сотрудники кафедры и вокруг которого выстраиваются образовательные программы. Есть общее понимание, чего мы хотим достичь в будущем. Сейчас, как я понимаю, цель немного размыта, фокуса у кафедры нет – я сужу по общению с коллегами, публикациям. Очень мало внутри кафедры совместных проектов, много индивидуальности. Индивидуальный проект – это, конечно, здорово, но должно что-то быть и совместное. При этом не должно быть перекосов в ту или иную сторону, надо найти гармонию.

– Вы хотите этот фокус выстроить?

– Хочу. Это очень сложная задача, которую мы с директором Соцгума Игорем Михайловичем Чубаровы обсуждали, он намерен выстроить такой фокус в рамках всего института.

В данном контексте задача нашей кафедры – органично взаимодействовать с другими кафедрами как внутри института, так и за его пределами. И, во-вторых, находить точки пересечения в этом фокусе с другими направлениями. Это легко можно сделать, например, с журналистикой, документоведением. Есть варианты выхода на междисциплинарные связи, взаимодействие с коллегами из естественных наук в рамках направления Environmental History или шире Environmental Humanities.

У меня есть определенное видение, как это может происходить. Буду искать единомышленников, вполне вероятно, что и свои исследовательские интересы необходимо корректировать. Главное, мы должны определиться, куда и как двигаться.

– Что, по-вашему, первично в деятельности преподавателя кафедры отечественной истории классического университета, участника национального проекта Повышения конкурентоспособности… 5-100?

– Это очень сложный вопрос. На протяжении трех лет с коллегами из Томского госуниверситета мы изучаем изменение профессии вузовских преподавателей на фоне трансформации университетов Великобритании, Франции и Германии. Когда берем интервью у европейских преподавателей, то наблюдаем тенденцию роста спроса и требований на исследовательские компетенции преподавателя, которые проявляются, прежде всего, в его публикационной активности. Это общая тенденция.

С другой стороны, все очень индивидуально. Я прекрасно понимаю, что многие сотрудники очень хорошие и классные преподаватели. И это очень здорово, когда такие преподаватели есть, потому что во многом благодаря им и просыпается у студентов интерес к истории. А есть исследователи, которые не очень хорошо могут вести занятия, но делают классные исследовательские проекты. Здесь не должно быть перекоса ни в одну из сторон. Важно найти что-то совместное, гармоничное сочетание преподавателей и исследователей, чтобы они были на одной волне, в рамках опять же единого фокуса. Это первое.

Следующий момент заключается в том, что даже классному преподавателю нужно учиться и уметь реализовывать свои заделы в публикациях, например, методических. На современном этапе мы никуда от этого не денемся, сейчас преподавателя оценивают прежде всего по его публикационной активности, грантам, то есть, преимущественно, по научным показателям. Есть немало преподавателей, которые выстраивают свои лекции на уникальных, очень интересных источниках. Но они не доводят свои труды до публикаций, хотя за ними можно просто записывать, и получится хорошая статья.

– В кругу ваших научных интересов история науки и образования. Вы согласны, что во все времена исторические знания подвергались и подвергаются коррекции в зависимости от текущих обстоятельств? В связи с этим несколько слов о современных тенденциях в исторической науке… И как это отражается на историческом образовании?

– Неслучайно есть известная фраза М.Н. Покровского, что история, это политика, опрокинутая в прошлое. История всегда и у всех народов была хоть и в разной степени подвержена идеологизации. Влияние политической конъюнктуры, к сожалению, проявляется и в ряде современных трудов историков. Но в целом сейчас нет такого значения идеологии для истории, поскольку сама история менее востребована государством и нет явного государственного заказа, как в иные исторические периоды.

Историки и история в целом как наука сегодня пребывают в замечательной стадии поиска современных путей развития. Поэтому речь идет о междисциплинарности, чистом исследовательском поле, поиске ответов на современные вызовы, например, той же цифровизации. Историкам есть что ответить на этот глобальный вызов, создавая цифровые исследовательские проекты, платформы, энциклопедии в электронном виде, в том числе, с привлечением широких слоев населения. Сейчас активно развиваются новые направления, например, социальная антропология, которая, в том числе, заходит на поле истории. Вариантов много. И это совершенно другой ответ, не про политические конъюнктуры, не про политический заказ.

– Как эти новые веяния, современное состояние исторической науки отражаются на историческом образовании?

– Главный плюс современной подачи истории в том, что мы учим людей добывать и анализировать совершенно разнородную информацию, разнородный фактаж и уметь составлять свое собственное представление об этом. Это системное, глубокое, аналитическое мышление, которое очень нужно и может пригодиться в совершенно разных профессиях, даже в спецслужбах выпускники исторических направлений пользуются спросом. Неслучайно в среде историков можно услышать, что историк – это не профессия, а глубокая компетенция, которую могут использовать везде. Это так, но все равно, сохраняя умение ставить глубокое аналитическое системное мышление, необходимо в образовательном процессе учиться эффективно отвечать на вызовы современности.

Одна из ключевых компетенций, которой просто обязан обладать историк, – умение находить контакты и связи с представителями из других областей знаний и других сфер деятельности вообще, то есть, умение выстраивать коммуникации и диалог. В качестве примера опыт соседней и близкой нам Финляндии: там историки привлекаются в проекты по физике, биологии, потому что они могут дать контекст проблемы, как она развивалась во времени, например. То есть, историки служат коммуникаторами, наводят связь, как бы ни банально это звучало, между прошлым и настоящим, мосты между различными областями знания и даже институциями.

– Немного личностного: что в свое время привело вас в историческую науку? Вы об этом никогда не сожалели?

– Я никогда не был фанатом истории. История была сопутствующим интересом. В школе увлекался физикой и химией, был победителем ряда олимпиад по химии, и по окончании лицея меня брали в два вуза без экзаменов на нефтегаз в университеты Кузбасса, но я хотел поступить именно в Томский госуниверситет. В то время как раз внедрялся ЕГЭ, в моем лицее в г. Междуреченске его еще не было, а на химический факультет ТГУ принимали по его результатам. Я не стал сдавать химию по программе ЕГЭ и, вспомнив свой «сопутствующий» интерес, отправился в приемную комиссию исторического факультета (история мне всегда была интересна, любил книги исторические читать, в конференциях, олимпиадах по истории тоже участвовал). Здесь мне посчастливилось встретиться и даже поговорить с деканом исторического факультета Василием Павловичем Зиновьевым. И я рискнул сдать ЕГЭ. Получилось, поступил, учился и закончил с большим интересом.

В науку вовлек мой научный руководитель Фоминых Сергей Федорович. Научная карьера во много зависит от твоего личного интереса и от того, кто твой научный руководитель. Если он активно заинтересован в тебе как продолжателе своего исследования, тогда все получится. Мне встретился такой человек. Очень активный, очень заинтересованный, он влюбил меня в исторические исследования.

– Вы активно участвуете в работе студенческих сообществ, молодежных организаций…

– Наверное, это в силу характера. Я люблю и считаю важным, чтобы между людьми, теми же историками был регулярный диалог. Истина в нем может и не всегда сможет родиться, но какие-то совместные новые проекты, темы исследований – с большой вероятностью. Различные советы молодых ученых и научные общества, которые мы создавали и развивали и на факультете, и в университете, были нацелены как раз на то, чтобы было взаимодействие между исследователями, причем, разных направлений. И это классно. Имея контакты с представителями разных сфер, при возникновении в ходе исследовательских работ междисциплинарных вопросов можно без проблем обратиться за советом, консультацией к психологу, социологу, политологу и т.д. Я и в студентах поддерживаю такую активную жизненную позицию – это очень важно, когда есть место, куда можно прийти со своей идеей, обсудить ее… Глядишь, и родится что-то интересное по ее воплощению.

У меня, кстати, грант Президента на проект, посвященный истории молодежных научных объединений Западной Сибири, по которому я изучаю студенческие, прежде всего, объединения преимущественно послевоенного периода. Этот грант планирую переводить в ТюмГУ

– Вы уже сказали о пристрастии к биатлону. Чем-то еще увлекаетесь? Семья, дети…

– Семья – это главное. Я женат и у нас двое замечательных сыновей Роман и Даниил. Увлекаюсь спортом (плавание, волейбол), в том числе экстремальным (горные лыжи). Мечтаю второй раз спрыгнуть с парашютом и ищу единомышленника. Большой интерес к интеллектуальным играм. В Томске была команда, с которой мы участвовали и побеждали в различных квизах. Семьей любим путешествовать, в том числе на автомобиле.

 

Справка. Сорокин Александр Николаевич. Родился в г. Междуреченске в 1986 году. Там же окончил лицей с серебряной медалью. В 2009 году с «красным» дипломом окончил Томский госуниверситет, в 2012 – аспирантуру ТГУ. Кандидат исторических наук (2012 г.). В 2018 г. окончил магистратуру ТГУ по специальности «Управление персоналом». Автор свыше 100 публикаций, руководитель и исполнитель 15 грантов РФФИ, РГНФ, ФЦП, Президента РФ по поддержке молодых исследователей-кандидатов наук, Правительства РФ, Минобрнауки РФ.

За успехи в научно-образовательной деятельности был дважды удостоен званий «Лауреат премии Законодательной Думы Томской области», «Лауреат премии Томской области в сфере образования, науки, культуры и здравоохранения», «Лауреат Всероссийского конкурса научных работ молодых историков ‘‘Наследие предков – молодым’’» (Институт российской истории РАН); удостоен звания лауреата 2-го Всероссийского конкурса "Лучший молодой ученый - 2014".

Круг научных интересов – история науки, высшего образования и техники; антропология и социология науки и образования.

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ








Поделиться