Новая кафедра ТюмГУ с перспективами международного НИИ

Новая кафедра ТюмГУ с перспективами международного НИИ

13 Мая 2016 7329

В январе текущего года в ТюмГУ издан приказ о создании в структуре университета академической кафедры криософии. Ее возглавил директор НИИ экологии и рационального использования природных ресурсов ТюмГУ профессор Андрей Соромотин. Научным руководителем кафедры стал выдающийся ученый с мировым именем в области криологии академик РАН Владимир Мельников.

– Владимир Павлович, просветите, пожалуйста, для начала, что такое криософия?

– Криософия – новое понятие, новый термин, появившиеся лет пять назад. Если криология – это фундаментальная наука о холодных явлениях и процессах, то новое философское направление в онтологии – криософия, система представлений о холодном мире вообще, где еще много непонятного для науки. Базирующаяся на философских принципах, составляющих универсальный уровень знания, криософия задает определенную структуру научной картины холодного мира, а криология обогащает аппарат криософии научным содержанием. Суть криософии в осознании места и роли холодной материи в происхождении и эволюции вещественно-энергетических взаимодействий в мироздании, в зарождении и поддержании жизни.

– В регионе есть Институт криосферы Земли, проблемами мерзлоты занимаются в ряде других научных организаций… Какое место среди них отводите университетской кафедре криософии?

– Начнем с того, что данная научно-учебная структура – первая в мире(!) академическая кафедра с названием «…криософии». А рождение ее в Тюменском государственном университете считаю большой удачей. Совершенно новое в мире направление – криотрассология (её можно назвать одной из ветвей криософии) – получило федеральную поддержку буквально при своем рождении (два года назад) в виде гранта Российского научного фонда Институту криосферы Земли, где это направление сформировалось. Как известно, данный институт СО РАН базируется в Тюмени, а потому открытие академической кафедры криософии именно в Тюменском государственном университете можно назвать очень значимым фактом развития нового научного направления. Так что о ранжировании говорить смысла нет, а место кафедры в науке, вектор ее исследований – холод, Арктика и Субарктика, характер – междисциплинарный.

При этом надо особо отметить, что, по сути, создается научно-исследовательский институт при вузе с задачей развития фундаментальной и прикладной науки, что будет способствовать реализации целевой установки ВУЗа по повышению квалификации специалистов. И вторая важная особенность: еще на стадии планирования мы рассматривали международный вариант статуса кафедры, хотя по этому поводу и были сомнения в силу консерватизма ученых вообще, в том числе зарубежных коллег, на которых мы рассчитывали, создавая эту структуру.

– Тем не менее не прошло и полгода, а новорожденная кафедра уже «обрастает» именами мирового значения в вопросах криологии, экологии, природопользования, физики атмосферы…

– Да, это верно. В состав кафедры привлечены несколько ведущих ученых из США, Мексики, Израиля, Финляндии. Более того, у наших зарубежных коллег уже есть свое мнение, что масштаб создаваемой кафедры тождественен международным научным институтам при университетах, и они готовы вместе с нами создавать здесь международную структуру по образу и подобию крупных институтов Америки, Европы. Такое видение у них появилось уже в ходе некоторых совместных действий. Например, когда мы плодотворно пообщались с финскими коллегами пару дней в Тюмени, потом столько же на Ямале, они выразили желание работать на нашей кафедре.

– Почему кафедра криософии родилась на базе ТюмГУ, а не другого какого-то вуза или вашего родного академического Института криосферы Земли?

– Так сложился баланс интересов университета, института и РАН в целом, некоторым образом и моих личных. В частности, ТюмГУ, как участнику проекта повышения конкурентоспособности российских вузов 5-100, необходимо, чтобы сотрудники активнее занимались наукой, а студенты с первых курсов работали под началом ученых на рубеже мировых знаний.

– Только на зарубежных светилах новая кафедра, наверное, не может существовать? Для отечественных, местных ученых здесь дело найдется? 

– Обязательно. Других (за редким исключением из представителей мировой элиты) у нас нет. Но набираем персонал не «с улицы». У нас уже около 40 работающих. Преимущественно из числа тех, кого знаю десятилетиями, и перспективной молодежи. Но те и другие должны обладать способностью возглавить какое-то дело, направление, принести университету ожидаемую публикационную результативность, особенно в исследованиях Арктики и Субарктики. 

– Владимир Павлович, у вас немало нагрузки административной, академической, общественной. Сегодня испытываете удовлетворение или сожаление, что ввязались в новое дело?

– Огромное удовлетворение! Для нормального ученого новая открытая перспектива – это всегда счастье.

Отступление в завершение. Участвовавший в разговоре и.о. заведующего кафедрой Андрей Соромотин также сформулировал свое видение значимости рождения этой структуры и обосновал «меркантильный» интерес университета: «Это дело абсолютно новое, сегодня нет опыта создания междисциплинарных академических международных кафедр в рамках высшего учебного заведения с привлечением большого числа именитых иностранцев. Главным итогом первых месяцев деятельности кафедры можно назвать состоявшееся взаимное движение навстречу мировых научных лидеров в этой сфере и Тюменского государственного университета как высшего учебного заведения. Заглядывая вперед, хочу выразить уверенность, что, привлекая к этой работе студентов, магистрантов, аспирантов, мы сможем растить свои высококвалифицированные научные кадры».

 

Источник:

Управление информационной политики ТюмГУ


Поделиться