Задача посла – помочь полюбить русский язык

Задача посла – помочь полюбить русский язык

11 Июля 2016 2330

Студентка магистратуры Института филологии и журналистики ТюмГУ Мария Ломыкина удостоена почетного звания «Посол русского языка в мире». В этом качестве она уже побывала в Таджикистане, правительство которого готово обеспечить работой 400 учителей русского языка и литературы. 

– Мария, как вы попали в эту программу?

– Путешествуя в интернете по сайтам с конкурсами и проектами, увидела проект «Послы русского языка в мире» и подала заявку. Его организатор – Институт русского языка имени Пушкина при поддержке Министерства образования РФ. Программа рассчитана на молодежь от 18 до 30 лет, не имеет ограничений по специальной подготовке. Среди соискателей было много студентов, обучающихся по направлению «Международные отношения», социологов, даже студентов инженерных специальностей. Правда, из последних никто во второй круг не прошел. Всего соискателями на сайте выступили 1117 человек.

Второй тур проходил очно в рамках Всероссийского студенческого форума в Ростове-на-Дону. На смену «Послов русского языка» приехали около двухсот участников, в результате конкурсного отбора 74 были включены в программу.

– Что помогло оказаться в числе победителей?

– Филологическое образование и опыт педагогической работы. Во время конкурса мы готовили пятиминутный фрагмент урока для неизвестной аудитории. Предполагалось, что слушатели не знают русского языка или знают его очень плохо. Организаторы обращали внимание на то, как конкурсант взаимодействует с аудиторией. У меня к этому времени уже была педагогическая практика в рамках учебного курса.

После объявления результатов мы разъехались по домам. На сайте Института имени Пушкина для нас создали серию уроков, по которым прошли тестирование. Уже в Москве посещали уроки русского языка для иностранцев. После всего этого были организованы образовательно-просветительские экспедиции в страны СНГ – Армению, Таджикистан, Киргизию и Молдову, и мы поехали по «своим» странам.

– Звание «Посла русского языка» подразумевает какие-то привилегии?

– Оно не дает никаких бонусов, мы находимся в статусе волонтеров. Правда, нам оплачивали проезд от места жительства до страны пребывания и обратно, проживание и питание в Москве и Таджикистане.

Мы побывали в столице этой страны Душанбе, состоялись встречи в Таджикско-российском (славянском) университете с его руководством и студентами, были уроки по таджикской культуре и другие мероприятия.

– Можете оценить знание русского языка, присутствие других элементов русской культуры в Таджикистане?

– Нас поделили на группы, которые работали в разных школах. Мы с напарницей попали в самую обычную, но уровень знания русского языка у детей там был очень высоким. Из 36 человек в классе примерно 20 знали его как свой родной. Они говорили абсолютно свободно и без акцента, причем это были не русскоязычные дети. Завуч школы рассказывала нам, что во многих семьях Таджикистана родители говорят с ребенком по-таджикски, а бабушки и дедушки – по-русски. В школах этой страны русский язык изучают как иностранный три раза в неделю. 

Вообще, русский язык здесь знают многие, я бы даже сказала, что он популярен в Таджикистане. Языкового барьера не почувствовала, на рынке, например, из 20 продавцов только один не мог с нами объясниться. 

Что касается других элементов… По архитектуре видно, что это постсоветская страна.

– В чем же тогда заключалась ваша функция как языковых послов?

– Помочь полюбить русский язык. Не просто преподавать его, чтобы дети научились говорить, а передать им его энергетику. Тогда им захочется учить его и после нашего отъезда. Поэтому наши уроки проходили преимущественно в игровой форме: мы представляли наши песни, ставили с детьми танцы, готовили итоговый отчетный концерт. Работали со школьниками 12–13 лет, и было видно, что ребятам это очень интересно.

– Каковы дальнейшие перспективы «посольской» деятельности?

– Эта программа продолжалась в течение года. После того как мы вернулись из экспедиции, ребят с хорошим знанием английского отобрали уже для поездки в Азербайджан. Работали также кураторами на II Всемирных играх соотечественников в Сочи, где занимались с детьми от 14 до 18 лет. Рассказывали им о культуре России и помогали адаптироваться во время соревнований.

Проект развивается в разных направлениях, организаторы дают установку, а послы ее реализуют в собственных проектах или участвуют в какой-нибудь акции. В частности, в Тюмени, как и во многих городах России, проходил опрос о статусе русского языка, исследовались уровень знания русского языка, отношение к использованию в речи ненормативной лексики.

Путешествуя по стране, я замечаю, как русский язык меняется. То, как говорят у нас, отличается от того, как говорят в Центральной или Южной России. Когда мы занимались в Москве, лекторы использовали большое количество англоязычных терминов, а большая часть аудитории принимала это как норму. В Таджикистане заметила другие особенности в произношении (гортанные звуки). Есть отличия и в лексике – там даже учителя часто говорят «че» вместо «что» (у нас это считается просторечием).

13 июля стартует очередная экспедиция, я отправляюсь в Киргизию, где буду учить русскому языку детей, отдыхающих в лагере на озере Иссык-Куль.

– Кем видите себя в профессиональном плане?

– Сейчас я учусь в магистратуре на преподавателя русского языка для иностранцев. То есть для меня опыт работы послом русского языка – уже не просто увлечение, но профессиональная деятельность и практика. Думаю, что дальше буду работать в том же направлении. В Таджикистане требуются преподаватели русского языка, я бы рассмотрела и такую возможность. Не знаю, что будет через год, когда закончу университет, но вполне возможно, что поеду туда.

Программа началась с того, что Таджикистан подал заявку на 400 учителей русского языка, но даже в нашей стране не оказалось столько свободных преподавателей. Исходя из этого, организаторы и придумали такой проект. Есть рабочие места и в России, но преподавать здесь русский язык иностранцам это одно, а преподавать его в других странах – совсем другое. Не все могут поехать в Англию, чтобы выучить английский, и хорошо, когда он приходит к нам в Россию. Так же и в других странах с русским языком.

– Не пугает быт чужой страны?

– Нет, даже то, что страна граничит с Афганистаном, никак не ощущалось. В Таджикистане нет гнетущей или напряженной атмосферы. Люди спокойно передвигаются по улицам, отсутствует ощущение опасности. К русским относятся очень лояльно, с нами фотографировались на улицах, и никогда не было негатива со стороны местного населения. Мы жили в гостевом доме, у нас были хорошие бытовые условия, свободно ходили по городу. С тем, что это мусульманская страна, проблем тоже не было, нам не приходилось менять свою внешность, надевать платки или хиджабы. Волонтеры из Таджикско-российского университета объяснили, что женщины могут делать это только по желанию, в основном так одеваются уже после замужества. Девушки в Таджикистане точно не ходят в черных одеждах, ведь изначально таджикская культура предполагает яркую одежду у женщин. В общем, находясь там, не чувствуешь какой-то непреодолимой экзотики…


Источник:

Управление информационной политики ТюмГУ

Аркадий Кузнецов


Поделиться